Статистика

«Восточные сказки», Или возрождение ДВФО до «московских стандартов» всё же возможно?

Гистерезис, закон Госсена и  фантазии дальневосточников  – читайте и думайте

Поручение разработать национальную программу развития Дальнего Востока дал Владимир Путин в рамках IV Восточного экономического форума в 2018 году. В 2019 году на V ВЭФ Министерство РФ по развитию Дальнего Востока и Арктики представило проект национальной программы, который и был одобрен Президентом РФ. VI Восточный экономический форум, назначенный на 2-5 сентября 2020 на острове Русский, к сожалению, не состоялся. Вот на нём и должна была пройти широкомасштабная презентация «Национальной программы развития Дальнего Востока». О том, чего ждать от новой программы по развитию Дальнего Востока, нам рассказал Александр Ивашкин, Председатель НП «Лига финансовых институтов» (Владивосток).

     – О том, что такая программа обязательно выйдет, знали многие руководители и бизнес не только ДВФО, но то, что она обозначится как-то обыденно и без хвалебных анонсов, совсем никто не ожидал. О причинах такой «популяризации» Нацпрограммы стоит лишь догадываться. Быть может ее «специфичность» и «невыполнимость» не требуют того, чтобы кого-то в ней убеждать и «обращать в свою веру»? Ведь, по сути, бенефициары этой программы (дальневосточники) ещё не перестают ждать подобный документ с обоснованными расчётами, и таким содержанием, который внёс бы заряд в развитие региона, с тем, чтобы у жителей наконец-то появилось позитивное коллективное общественное мнение относительно будущего своих домохозяйств на долгий -долгий срок.

О структуре документа «НАЦИОНАЛЬНАЯ ПРОГРАММА СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА НА ПЕРИОД ДО 2024 ГОДА И НА ПЕРСПЕКТИВУ ДО 2035 ГОДА»

Данный 127 страничный документ, расположенный на сайте Правительства РФ, состоит из 7 глав, одной из которых (третьей) вообще не должно быть места в Программе.

Начинается Программа с «Общего положения», где делается подробное описание текущего социально- экономического состояния территории округа  и что, пожалуй, самое важное – еще раз подчеркивается, что  в 2013 году Президентом Российской Федерации В.В. Путиным развитие Дальнего Востока объявлено национальным приоритетом на весь XXI век.

Наиболее интересной для изучения и понимания перспектив вытягивания ДВФО из тяжелейшей социально-экономической ситуации является вторая глава, которая называется «Общие цели и направления социально-экономического развития Дальнего Востока на период до 2024 года
и на перспективу до 2035 года».
  Из многих уже давным-давно прописанных для дальневосточников критериев их будущей успешной жизни, пожалуй, особо выделяются в Программе  такие  рубежи как прекращение миграционного оттока населения, обещание превышения у дальневосточников среднероссийских показателей качества жизни населения, а также (самое трудновыполнимое с моей т.з)- превышение среднероссийских показателей экономического развития. При этом особого прочтения заслуживают первая   подглава «Ускорение экономического роста и технологического
развития Дальнего Востока»
   с восемью параграфами и вторая  подглава    «Повышение качества жизни на Дальнем Востоке до уровня
выше среднероссийского, включая развитие человеческого
капитала, кадрового потенциала и формирование
комфортной среды для жизни»
 с  ее  также восемью параграфами.  По существу, эти две подглавы и 16 параграфов будут теми самыми тягловыми силами для осуществления всего задуманного, они определяют курс и успешность реализации всего Нацпроекта.

В третьей главе «Основные направления социально-экономического развития регионов Дальнего Востока», состоящей из 11 подглав (по числу субъектов округа) и над которой   усердно трудились региональные чиновники,  записаны все (по их мнению) нужные (и, на мой взгляд, ненужные)  оргмероприятия, строительные объекты, пожелания, покупки оборудования  и прочее-прочее, которые, по их убеждению, эффективно должны  повлиять на Нацпроект с датой окончания 2035 год. Чтение этой главы, пожалуй, больше всего раздражает от уровня компетенций тех специалистов, которые сумели их занести в общий проект Национальной программы. Но изучив его содержание, начнешь сразу успокаиваться, поскольку существующий «нищий региональный бюджет», подточенный ранее введёнными «ковидными» ограничениями, вынудил региональных чиновников прибегнуть к эдакой изворотливости. Прочитав в этом разделе о том, что в Приморском крае нужно создать 3 модельных библиотеки, а в Хабаровском крае, кроме строительства Хабаровской ТЭЦ-4, профинансировать 5 межрегиональных спортивных мероприятий, поневоле задумаешься – а ваши нынешние амбиции действительно помогут Вам замахнуться на то, что прописано в двух  предыдущих главах Программы?

И наконец после третьей главы, появляется глава четыре – «Развитие Дальнего Востока до 2035 года». Эта глава, наверное, самая увлекательная и фантастическая из всех глав. Если принять в расчёт все то, что уже сейчас  прописано в предыдущей третьей главе, становится как-то неловко читать о том, что будет через 15 лет, на фоне того, что  регионы просят внести порой сущую мелочёвку ради того, чтоб их гражданам жилось комфортнее завтра. В этой главе отсутствуют практически любые экономические и статистические цифры и показатели, да и написана она в стиле «прекрасное далеко…не будь ко мне жестоко». Но все же приведу одну цифру, которая есть в этой главе и в которую хочется сильно верить – в экономике Дальнего Востока в перспективе до 2035 года будет создано не менее 450 тыс. новых рабочих мест. Верить или не верить в это можно лишь в одном случае, если примешь полностью и безоговорочно, что 5 глава воплотится в жизнь.

Самая маленькая, состоящая всего из двух абзацев, и самая труднореализуемая на мой взгляд это  глава номер 5 «Финансирование реализации Программы», где указано, что  финансирование Программы будет осуществляться за счёт средств федерального бюджета, консолидированных бюджетов субъектов Российской Федерации, входящих в состав Дальневосточного федерального округа, и внебюджетных источников. Почему она самая тяжёлая? Отвечаю – уже сейчас нынешние региональные бюджеты из-за краткосрочных ковидных мероприятий продемонстрировали свою явную неэффективность и смогли за 2-4 месяца создать из своих бюджетов «тришкин кафтан»- не зная, какую «дыру» «латать» в первую очередь. И, как сговорившись, в большинстве своём, регионы Дальнего Востока потянулись с протянутой рукой в Минфин РФ за субсидиями. Пока субсидии дают, но ведь это не бесконечно.

Откуда  деньги?

Давайте уясним для себя – что важнее всего для реализации главы номер 5? Ведь до сих пор на Восточную стратегию федерального бюджета не хватало, а доля федерального бюджета в общих инвестициях в дальневосточную экономику составляла от 6 до 7 % в разные годы. А что дальше то? В своё время создание Министерства развития Дальнего Востока было призвано рассчитать и обеспечить баланс производительных сил и инфраструктуры ДВФО. Увы, акцент на экспорт сырьевых ресурсов, без балансировки внутреннего рынка и уровня качества жизни её граждан, а также без учёта темпов развития рынка АТР уже сейчас обернулся неэффективной стратегией. И продолжающееся освоение Дальнего Востока колониальным способом, за счет выкачивания ресурсов, надолго оставляет территорию ДВ региона дотационной для России. Если принять во внимание этот факт и согласиться с тем, что госвложения из Первопрестольной в ДВФО пока не идут (быть может есть надежда на эту Программу?), и в то же самое время миллиардные и триллионные инвестиции  из  «контрактов по намерениям», которые подписывались «тоннами»  на полях пяти предыдущих саммитах ВЭФа во Владивостоке с ведущими странами АТР, российскими владельцами крупных оффшорных капиталов,  пока не заработали,  то надо найти первопричину этого всего! Хотя причина на мой взгляд на поверхности – и бизнес, и государство вслед за ним перестают (тихой сапой) строить иллюзии, поскольку программа развития одного федерального округа ничего не даст без улучшения инвестклимата по стране в целом. А у инвестклимата есть при нынешних внешних и внутренних условиях шансы на это?

И, наконец, глава номер 6 – «Механизмы реализации Программы». Так вот -Программа будет реализована в 3 этапа: 1-й этап – 2020 – 2024 годы, 2-й этап – 2025 – 2030 годы и 3-й этап – 2031 – 2035 годы. Пожалуй, стоить отдать должное разработчикам, что они не стали ее размазывать на 15-летний период.

Программу надо было писать тем людям, которые бы хотели, могли и настроены были ее реализовывать в ДВФО.

Автору несколько раз приходилось делать аудит ранее разработанных и работавших в свое время различных программ по Дальнему Востоку, поэтому было, с чем сравнить, и было с чем сопоставлять. Главный вывод таков – подход к составлению Нацпроекта остался стародавним. Разработчики (вероятно, те самые чиновники из начала 2000-х), пожалуй, не смогли донести этим документом основное – почему нам (дальневосточникам) необходимо поверить в эту программу. Мы ведь понимаем, что программа не несёт никаких гарантий успеха. Все дело в том, что Программу надо было писать тем людям, которые бы хотели, могли и настроены были ее реализовывать. Где Вы их увидели?

Из ранней и поздней статистики – в настоящее время дальневосточники живут хуже, чем средний россиянин. Хотя (!!!) к концу 80-х годов прошлого века уровень жизни дальневосточников был на 35% выше, чем в среднем по стране. Раньше эти проблемы компенсировались более высокими зарплатами на Дальнем Востоке, но за последние годы и это преимущество регион почти утратил. Если в 1995 г. среднедушевые номинальные денежные доходы превышали среднероссийский уровень на 23,9%, то в 2018 г. – только на 10%. В то же время Дальний Восток – самый дорогой регион для жизни: здесь более высокие платежи за коммунальные услуги, транспорт, продукты питания, одежду. Рост потребительских цен на Дальнем Востоке традиционно выше среднероссийского в силу дефицита продовольствия и товаров массового потребления местного производства. Это оборачивается снижением реальных доходов населения, доля жителей с доходами ниже прожиточного минимума более высокая.

      Здесь хуже развита транспортная, социальная и коммунальная  инфраструктура. Плотность автомобильных дорог в 5 раз ниже среднероссийского уровня (11,9 км на 1000 кв. км). На 1000 дошкольников – 667 мест в детсадах. И даже оптоволоконные линии связи в 63% населенных пунктов отсутствуют (в том числе в Анадыре), из-за чего цены на интернет выше.  Развитие бизнеса тормозят высокие тарифы на транспорт: доля транспортных издержек в ВРП региона вдвое выше, чем в среднем по России.

Если не брать в расчёт то обстоятельство, как буквально на глазах нынешнего  поколения дальневосточников приграничные районы Китая дали такую динамику развития  своим  приграничным с ДВФО провинциям и так смогли поднять уровень жизни  (приграничные к нам Корею и Японию по уровню  и качеству жизни в расчёт даже не принимаю), то не лишним было сделать приблизительный расчёт – а куда и с чем нам стремиться? И какие показатели достижения успеха, и возможные количественные измеряемые индикаторы фактически могут быть достигнуты к 2035 году, а не только в виде поднятия среднего прожиточного минимума в округе.

Гистерезис: уровень и качество жизни москвича и дальневосточника с разницей в 15 лет.

Самое главное – подтянуть уровень и качество жизни хотя бы к регионам центральной России, а лучше сразу к московским….Если не слишком вдаваться в  методики математического и социологического расчетов и стартовыми  годами  «уровня и качества жизни» и  брать  1991-1993 годы, то гистерезис (сдвиг, отставание) от той же  Москвы для дальневосточников уже  составляет 15 лет,  а от «средней» России приблизительно  4 года. Все мы люди (будь ты москвич или дальневосточник или сибиряк) страдаем от низкого качества и испытываем удовлетворение от высокого качества жизни, независимо от сферы в работе, в бизнесе и в личной жизни. Поэтому такое понятие как «качество жизни» необходимо человеку постоянно. Да и люди сами стремятся к улучшению качества жизни – получают образование, трудятся на работе, стремятся к продвижению по карьерной лестнице, прилагает все усилия на то, чтобы добиться признания в обществе.

Мои расчетные исходные данные по маячащей впереди для ДВФО беспросветной безысходности и безнадеги.

Уважаемый Читатель, далее Вам придется ознакомиться с «нудными» и далеко не полными параметрами такого расчета, куда вошли (наберитесь терпения и дочитайте пжт до конца) около 100 показателей, которые могли бы быть в третьей главе Нацпрограммы. Часть из них наиболее важных перечислю – среднедушевые номинальные и реальные доходы, показатели дифференциации доходов, номинальная и реальная начисленная средняя заработная плата, средний и реальный размер назначенной пенсии, величина прожиточного минимума и доля населения с доходами ниже прожиточного уровня, минимальные размеры заработной платы и пенсии, расходы на конечное потребление, среднедушевой денежный доход, доходы от трудовой и экономической деятельности домашних хозяйств, доля вкладов в расходах населения, покупка валюты, приобретение ценных бумаг, минимальный потребительский бюджет, децильный коэффициент дифференциации, коэффициент концентрации доходов (коэффициент Джини), соотношение долей расходов на питание для различных квантильных групп населения, стоимость жизни, качество здравоохранения (число больничных коек на 1000 жителей),  качество социальных услуг (отдых и сфера услуг), качество образования (число вузов и средних специальных учебных заведений, удельная доля студентов в численности населения), безопасность (число зарегистрированных преступлений, индексы цен на потребительские товары, стоимость всех видов услуг, включая бытовые, ЖКХ и услуги отраслей социальный сферы, прожиточный минимум, потребление населения, расходы и сбережения, энергетическая и пищевая ценность продуктов, соотношение доходов и расходов, соотношение среднедушевого дохода и прожиточного минимума, величина условно-свободной части располагаемого дохода, численность постоянного населения, половозрастной состав населения, общий коэффициент рождаемости, общий коэффициент смертности, коэффициент брачности, число домашних хозяйств, объем валового внутреннего продукта на душу населения, объем производства товаров первой необходимости, возможности населения инвестировать в себя и в свое домохозяйство,  соотношение прожиточного минимума и минимального размера оплаты труда, число граждан с доходами ниже прожиточного минимума, доля государственных и местных  расходов на образование, культуру, здравоохранение и социальное обеспечение,  отношение среднего размера пенсии к прожиточному минимуму, продолжительность жизни человека,  соотношение рождаемости и смертности населения и наконец-  объём розничного товарооборота.

Именно этот эффект  «гистерезиса»  с 90-х привел к тому, что существовавшие отличия по нескольким параметрам привели  два макроэкономических региона в противоположные равновесия, например, для «стабильной» Москвы – это постоянное повышение благосостояния всех групп населения (их льготы, налоги, существующие преференции, зарплаты и др. см.выше) ) и «хлипкое равновесие», установившееся в ДВФО- недоверие к местным властям, воровство на всех стадиях крупных реализованных (реализуемых) проектах, коррупция и все более ускоряющаяся бедность, нищета  и безработица. Есть на этот счет хорошее слэнговое выражение – маячащая впереди беспросветная «безнадёга».

Как Вы видите – по сути, не очень большие  первоначальные различия макрорегионов  30 лет назад и сейчас привели к тому, что ДВФО безотлагательно  требует огромных усилий для того, чтобы догнать столицу и хотя бы войти в ее состояние «равновесия». И забегая вперед скажу, что совсем не зря мои расчеты гистерезиса совпадают с конечной датой новой «Нацпрограммы ДВФО – там есть также дата конечной реализации программы 2035 год. Выводы делайте сами…дальневосточники придут к уровню Москвы в 2035 году. Не проще переехать туда сейчас?

О законе Госсена и о разной скорости насыщения благами москвичей и дальневосточников.

В экономике есть такой первый закон Госсена (Law of diminishing marginal utility), его еще называют – «Закон убывающей предельной полезности». Как он работает?  Представим пустыню (не тундру). Человек в пустыне (на Дальнем Востоке в 2020-2024 г.) будет считать стакан воды очень ценным благом. Но уже второй стакан воды (2025-2030 г.) будет менее ценным, третий стакан (2031-2035 г.)  – ещё менее ценным, наконец, если стаканов воды будет достаточно много, их ценность (полезность) практически сведётся к нулю (условно как в Москве).

Убывание полезности объясняется насыщением, удовлетворением потребности, то есть товар или услуга перестают быть необходимыми. Более того, полезность блага после насыщения начинает падать. «Правило потребительского поведения» состоит в том, что предельная полезность, получаемая в расчете на рубль, была бы равной полезности, получаемой на рубль, потраченный на другой товар. Ведь общая полезность для москвича будет по прежнему увеличиваться по мере его потребления все большего количества «московских» благ, но уже со все меньшей ско­ростью,  для дальневосточника – наоборот с большой скоростью. Поэтому, если принять во внимание сказанное выше, то эффект «гистерезиса» макрорегионов может и должен прийти когда-нибудь к состоянию «консенсуса», если в третьей главе Нацпрограммы будет заложена та сотня параметров, на которой поднимается уровень и качество жизни москвичей. Или я не прав?

…для оппонентов  статьи…и документе ,представленном «втихую»..

Оппоненты мне могут возразить, что по разным параметрам дальневосточные земли (читай «вместе с его населением»)  всегда входили в «корону» как сырьевой придаток с очень низкой производительностью труда и что не было смысла (с их точки зрения)  особо  развивать ДВФО. На что  им отвечу, что  корпорации из Первопрестольной предпочитают заниматься поглощением регионального бизнеса, равно как разработкой и добычей природных ресурсов с тех самых 90-х, но никак не переносом на Дальний Восток  юрисдикций своих «добывающих»  корпораций с тем, чтобы развивать эти регионы за счет отчисляемых  здесь же в местах добычи налогов.  Вместо этого корпорации предпочитают управлять активами из Первопрестольной, пополняя её бюджет.

Общемировая тенденция и опыт (условно) чем-то похожих на ДВФО стран (почитай     здесь  «Down Under», или австралийская «жизнь наоборот»  http://eurasian-defence.ru/?q=eksklyuziv/down-under-ili-avstraliyskaya) показывает, что добавочная стоимость природного ресурса сама по себе растет на глазах. Ведь у нас на востоке России находится значительная доля мировых запасов углеводородов, руд железа, титана, марганца, калийных солей и другого минерального сырья. Здесь добывается более трети угля страны, 100% сурьмы, 98% российских алмазов, 80% олова, 90% борного сырья, 50% золота, 14% вольфрама, цинк, серебро, платина, нерудное сырье. Плюс водные и земельные ресурсы, что для стремительно растущего 3-миллиардного региона АТР не менее заманчиво, чем нефть.

У меня лично, как коренного дальневосточника, нет какой-то критики представленного «втихую» важного документа, который будет определять развитие ДВФО на долгие 15 лет. Хорошо, что есть хоть в таком виде. А что будет дальше-поживем-увидим.

 4 октября 2020 года

Владивосток

P.S. Прошу заранее извинений у коллег-специалистов, что не полностью осветил в этой публицистической статье расчеты гистерезиса (они есть в других материалах).

P.S.S. Ссылка на ДОКУМЕНТ:  http://static.government.ru/media/files/NAlSPJ8QMRZUPd9LIMWJoeVhn1l6eGqD.pdf

НАШИ ПАРТНЕРЫ
ZRP_logo_final
МИРОВОЕ ВРЕМЯ
  • CEST: 2020-10-24 01:43
  • MSK: 2020-10-24 02:43
  • +10: 2020-10-24 09:43
  • IDT: 2020-10-24 02:43
  • +08: 2020-10-24 07:43
  • EDT: 2020-10-23 19:43