«Тормозная система»: Власть не прошла проверки «хрустальным четвергом…

«Если в кране нет воды, а в розетке тока: значит вы недалеко от Владивостока…» Это невесёлое одностишие, хотя и появившееся на свет намного ранее «хрустального четверга», повергнувшего столицу Дальнего Востока в продолжающийся уже вторую неделю всеобъемлющий коллапс, тем не менее, в очередной раз продемонстрировало невесёлые реалии «города нашенского».

Не станем повторяться и в очередной раз перечислять то, что происходило и продолжает происходить во Владивостоке, где до сих пор действует режим чрезвычайного положения. Вспомним лучше, как, хотя и совсем по другому поводу пел некогда Кобзон: «Всё повторяется, всё повторяется, только на круге другом…».

Хотя сковавшее город ледяное бедствие в подобных масштабах происходит, пожалуй, что впервые за 160-летнюю историю города, тем не менее, определённые исторические параллели можно провести.

Первая из которых – случившаяся в конце 1980-х годов и уже почти прочно забытая многими авария на ЛЭП-500, оставившая без электричества почти весь Приморский край. Случилось бедствие, если память не изменяет автору этих строк, ранней осенью 1986-го года и запомнилось, прежде всего тем, как оперативно армия и флот сумели обеспечить передвижными генераторами наиболее жизненно важные объекты города и края – роддома, больницы, насосные станции и пр. Хотя тогдашний «блэкаут» и оказался неожиданностью для всех, шоком для населения он не стал: люди, что называется, на себе почувствовали поддержку городской и краевой властей. Да, были разводимые во дворах костры, на которых кипятилась вода и грелась пища (привычных нам сегодня китайских газовых плиток не имелось и в помине), но не было ощущения того, что людей оставили один на один со своими проблемами…

Параллель вторая, из напрашивающихся, относится ко временам начала «дикого» капитализма. СССР уже нет, расколотая страна, в т.ч. самый большой обломок гигантского советского корабля – Россия – лихорадочно ищет себя в резко изменившемся мире. К власти в городах и регионах приходят принципиально новые люди. Весьма отличающиеся от предыдущего поколения руководителей, воспитанных годами советской власти и партийным аппаратом. Такие, как бывший градоначальник Виктор Черепков, даже оппонентами признававшийся за яркую и неординарную личность.

Годы «двойного правления» Виктора Ивановича (1993-1994 – 1996-1998) запомнились не только Владивостоку, но и всему Приморскому краю практически непрекращающимися «войнами» между мэром главного города края и губернатором Евгением Наздратенко (1993-2001). Подоплекой конфликта между этими двумя, вне всякого сомнения «знаковыми» фигурами приморского политического истэблишмента 90-х годов стало резкое неприятие Виктором Черепковым как самого факта создания ПАКТа (Приморской ассоциации коммерческих товаропроизводителей), так и дальнейшей деятельности её руководителя и одного из отцов-основателей Евгения Наздратенко, ставшего губернатором края.

Созданный в августе 1992-го ПАКТ (куда помимо Наздратенко и ряда бывших крупных партаппаратчиков, чиновников Крайкома КПСС вошли также 213 «красных директоров» почти всех крупнейших предприятий края) закупал по заниженным, можно даже сказать, демпинговым ценам продукцию предприятий, директора которых являлись его акционерами. После чего «зарабатывал» неплохие деньги на перепродаже. По сути, подобная политика приводила к разорению краевых предприятий, акции которых впоследствии скупались по бросовым ценам. Так на предприятиях (большинство которых в Приморье были градообразующими), обладавших значительными материальными ресурсами, менялись собственники…

Противостояние между, по его собственным словам «боровшегося с коррупцией в эшелонах власти», Черепковым и Наздратенко сначала привело к запомнившемуся населению Владивостока «выносу тела» из мэрии – 16 марта 1994-го руками ОМОНовцев отстраненный от должности мэр города был выброшен из служебного кабинета. В декабре того же года сторонникам краевого губернатора удалось продавить через администрацию президента Указ, которым Борис Ельцин отстранял Черепкова от должности мэра «в связи с допущенными нарушениями законодательства и длительным неисполнением своих обязанностей».

В августе 1996-го, когда Хамовнический городской суд восстановил Черепкова в должности, приутихшая было война между городом и краем вышла на новый виток. В частности, постановлением губернатора Приморского края главы администраций пяти городских районов были, фактически, выведены из подчинения мэру. А чтобы жизнь ещё более «мёдом не казалась», городу перекрыли значительную часть участвовавших в формировании бюджета финансовых потоков.

Горожанам памятны, в частности, пикеты энергетиков, почти год стоявших у «серого дома» и требовавших уплаты долгов за потребленное электричество. Отсюда берут своё начало «энергетические войны», вылившиеся в веерные многочасовые отключения электричества. Вслед за ними начались войны «мусорные» – отказалось работать САХ (спецавтохозяйство, занятое уборкой и вывозом мусора), не получавшее от мэрии оплату за труд. В результате, мэр Владивостока закупил несколько «КАМАЗов» (как утверждалось, по ценам значительно превышавшим рыночные) и нанятым «на стороне» грузчикам платили по 100 тысяч за каждую тонну мусора… Затем забастовали медики «Скорой помощи», станции которых перестали финансировать из городского бюджета.

В те годы многострадальный Владивосток постоянно оказывался на передних полосах газет и в новостных топах телевидения – как раз по причине непрекращающейся «лютой дружбы» губернатора и мэра.

Только в 1997-м году после того, как президент страны пригрозил антагонистам «нулевым вариантом» (отстранением от власти обоих оппонентов одновременно), между Виктором и Евгением Иванычами состоялось формальное примирение. Несмотря на это, «веерные отключения» продолжались. Более того, хотя сам Виктор Иванович и его команда утверждали, что отключения организовывает губернатор для борьбы с мэром Владивостока, у них имелась ещё одна причина.

И это уже третья историческая параллель, которую можно провести: конфликт между губернатором Приморья Евгением Наздратенко и практически всевластным в те годы председателем правления РАО «ЕЭС России» Анатолием Чубайсом. Которого сам Наздратенко в своем узком кругу характеризовал крайне нелестными эпитетами.  Подоплёкой затянувшегося конфликта между непотопляемым российским «приватизатором» и хозяином Приморья стало (по версии сторонников Евгения Ивановича) противодействие Наздратенко активно проводившейся в крае приватизации госимущества. Здесь можно вспомнить победные реляции предыдущего губернатора Владимира Кузнецова: «За 9 месяцев 1992 года, — докладывал Чубайсу Кузне­цов, — в крае приватизировано 261 предприятие на общую сумму 2,3 миллиарда рублей, тогда как программой предус­мотрено на 2,2 миллиарда рублей. Администрация края про­сит принять решение о выплате премий…».

После смены Кузнецова на ставленника ПАКТа, имевшего в крае свои интересы, чуть менее чем полностью отличные от планов тогдашней кремлевской верхушки, вокруг Приморья и его богатств развернулась ожесточённая борьба. В этой борьбе за власть, влияние и деньги сцепились с одной стороны поднимающиеся региональные элиты, с другой – представители центральной власти, всё сильнее ощущавшие, как с усилением экономической и политической независимости регионов под ними начинают в буквальном смысле слова «шататься троны».

Хотя Владивосток того времени не переживал погодных катаклизмов, даже отдалённо напоминающих ледяной дождь 19.11.2020-го, тем не менее, общее состояние города и настроение его рядовых жителей, оказавшихся заложниками крупномасштабных «властных разборок», было во многим схожим с теперешним. Достаточно вспомнить терроризировавшие город многие месяцы «веерные отключения» «девяностых» годов, порой доходившие до 20 часов в сутки по 2-4 раза в неделю… Да, официально у этого беспредела была причина – как заявляли энергетики, город и край накопили к тому времени огромные долги перед «Дальэнерго» – порядка 3,6 миллиардов рублей. Вдобавок, как оправдывались регулярно повышавшие тарифы руководители «Дальэнерго», вмешалась природа: в 2000-м году мощными ливнями, пришедшими с тайфуном Кай-Так, затопило Лучегорский разрез, снабжавший углем Приморскую ГРЭС…

Увы, хотя с тех событий прошло не так уж много времени – едва ли четверть века, сегодня всё труднее отделить достоверную информацию о причинах происходившего, от лжи, изобильно нагромождаемой всеми участниками многочисленных конфликтов и властных противостояний. Тем не менее, параллели прослеживаются весьма отчётливые – и тогда и теперь во главе угла всех проблем стояли конкретные люди. Оказавшиеся волей случая у руля беспринципные политики, малограмотные хозяйственники и экономисты – перечень можно продолжать…

И в том и в другом случае у власти оказываются персонажи, принципиально не готовые адекватно реагировать на складывающиеся обстоятельства. Более того – давно уже, в полном соответствии с т.н. «принципом Питера» достигшие своего «уровня некомпетентности». Но, несмотря на это, предпочитающие сводить руководство городом к перманентной замене новых бордюров на ещё более новые поребрики (либо наоборот), перекладыванию тротуарной плитки и «украшению» Владивостока фантасмагорическими кадками с туей. Всё это, конечно же, радует глаз – как радуют вечнозелёные топиарные скульптуры и чем-то символичное сотрудничество сыновей Черепкова и Наздратенко в команде нынешнего градоначальника. Тем не менее, как показало 19 ноября, эксцентричных «выбрыков» маловато для действительно эффективного управления сложнейшим городским хозяйством. Которое, к тому же, и это наглядно продемонстрировал «ледяной шторм», находится в состоянии крайнего износа. И – в отличие от ненужных Владивостоку «украшений» действительно требует внимания городских и краевых властей, требует значительных капиталовложений…

Возвращаясь, таким образом, к дню сегодняшнему, стоит задуматься и о других причинах коллапса, в который оказалась ввергнута инфраструктура Владивостока. По сравнению с советскими годами значительно разросшаяся: к существовавшим ранее тысячам километров энергетических и телефонных сетей, построенных ещё во времена СССР, прибавилось огромное количество новых. Тем не менее, как правило, большинство новых сетей выглядит чем-то вроде мичуринских попыток прививать молодые побеги груши к старым стволам яблонь.

Увы, но – и это подтверждает прокуратура Приморского края – налицо «ненадлежащее содержание» городскими властями объектов инженерной инфраструктуры. Вместо планомерной реконструкции и замены их – и это очевидно – предпочитают латать, камуфлировать косметическими средствами, в общем, делать всё, что угодно, кроме того, что действительно требуется. По известной русской пословице про мужика и гром. Поневоле, вспоминается старый советский анекдот про сантехника, посаженного за слова про то, что «всю систему менять надо». Как бы там ни было, сформировавшаяся и воспроизводящаяся в городе из десятилетия в десятилетие система власти в очередной (который уже!) раз продемонстрировала свою чуть менее чем полную несостоятельность. Впрочем, это явление давно уже обрело общий для страны системный характер, тенденцию, преодолеть которую не в состоянии, несмотря на все громкие заявления о «технологическом скачке» даже гарант Конституции. Созданная за два десятилетия система властной вертикали, как наглядно демонстрируют вызовы, порожденные уходящим 2020-м «високосным», всё чаще оказывается тормозной…

Константин ЛЫКОВ, зам. Председателя НП ЛФИ

НАШИ ПАРТНЕРЫ
ZRP_logo_final
МИРОВОЕ ВРЕМЯ
  • CET: 2021-01-23 08:16
  • MSK: 2021-01-23 10:16
  • +10: 2021-01-23 17:16
  • IST: 2021-01-23 09:16
  • +08: 2021-01-23 15:16
  • EST: 2021-01-23 02:16