Статистика

Приморье как «ворота» для криптовалют.

Условия – есть, но удастся ли ими воспользоваться?

Две основные новости последнего времени: падение-взлет курса биткоина и разворот к нему «лицом» российских финансовых властей неожиданно совпали по времени. За 2017 год биткоин подорожал на 1300 процентов — до 20 000 долларов за единицу к декабрю. В январе 2018 биткоин потерял почти две трети этой стоимости. И, несмотря на это, Президент России Владимир Путин дал поручение: к 1 июля текущего года разработать и ввести в действие всю нормативно-правовую базу, обеспечивающую работу рынка криптовалют в РФ. Что кроется за этим «поворотом», и какие могут быть последствия для отечественной экономики от признания в ней ещё одного мощного рычага, в настоящее время практически неподконтрольного ни одному государству или экономическому сообществу в мире? Об этом наше блиц-интервью с председателем НП «ЛФИ» А.В. Ивашкиным.     

— Реальны ли сроки (середина нынешнего года) установить правовые нормы для рынка криптовалюты в России?

— Сложный вопрос. Дело в том, что наши законотворцы, судя по всему, не готовы ориентироваться на международную нормативно-правовую базу… Хотя финансовое сообщество — как в мире, так и в России — единодушно в том, что цифровые валюты представляют собой элементы неотъемлемой ценности, аналогичные золоту или наличным. Просто рост популярности цифровых валют заставил весь бизнес в мире, а также правительства задуматься о соответствии традиционного подхода к регулированию цифровых сделок. Поэтому во всем мире тренд такой: дуют, что называется «на воду» : страны и правительства подсматривают друг за другом, делятся опытом по практике внедрения «цифры» и с большой-большой осторожностью вносят изменения в свое регулирование. У наших соседей, в Южной Корее, для торговли цифровыми активами каждый трейдер должен идентифицировать себя с помощью банковского счета, а власти Индии планируют сделать криптовалюты незаконными в существующей системе платежей. Китай  же собирается запретить ICO и работу иностранных бирж. Есть и такие, которые, вообще, запретили криптовалюту, отбросив своих граждан-потребителей назад лет эдак на 10.

Разумеется, участники и игроки криптовалютного рынка (брокеры, трейдеры, дилеры), прежде всего, должны гарантировать своим клиентам, что их действия на криптовалютном рынке не противоречат их обязательствам по борьбе с отмыванием денег. Т.е.участники крипторынка должны рассматривать платежи и транзакции, совершаемые в криптовалюте, так же, как если бы они имели дело с наличными. Отсюда — вопросы, связанные с ликвидностью, оценкой и условиями хранения активов в цифровых номиналах, равно как вопросы эмиссии, выкупа и арбитража в крипто-пространстве.

«Положа руку на сердце» (откровенно и без всяких обиняков) из-за нерасторопности финансовых властей и громоздкого администрирования в регулировании крипторынков наша страна сейчас идет как бы «вторым эшелоном», отставая в этом направлении года на 3-4 года — с учетом имеющейся в мире правовой практики. Поэтому лучший путь, конечно, был бы не изобретать российский «крипто-велосипед», а взять готовые, наработанные другими странами опыты и практики, адаптировав их к своим условиям. Иначе можно завязнуть и отстать. Тем более обидно то, что за мировой «крипто-революцией» стоят в значительной степени в том числе и «русские мозги»!

Поэтому о сроках легализации рынка «криптовалюты» в РФ во втором полугодии 2018 года надо говорить лишь с большой-большой надеждой… Могу ошибиться, но работа по ее узакониванию в РФ ведется как-то слишком кулуарно.

— С Вашей точки зрения, какие могут быть в России легальные методы  обналичивания криптовалютных денег? Подходит ли нам зарубежный опыт?

— На мой взгляд, легальное обналичивание — это второстепенная задача. Здесь главное — то, чтобы процесс обналичивания криптовалют всегда оставался прозрачным, прежде всего, для потребителя. А задача финансовых структур государства состоит в том, чтобы создать регулируемую среду для инвесторов и участников криптовалютного рынка, потому как большинство игроков не осознаёт всех существующих факторов и рисков, а ведь они, по сути, должны иметь право на выгоды, предоставляемые им российскими законами. Это надо понять, прежде всего, тем, кто отвечает за экономику, потому как все ныне существующие в мире криптовалютные рынки действуют за пределами наших национальных границ, что называется «мимо нас».

—  Какие варианты легализации криптовалюты могут быть осуществлены и  к какой единице измерения следовало бы приравнять криптовалюту в рамках российского законодательства?

— Российская версия криптовалюты, как бы она из-за отсутствия законодательного глоссария  ни называлась в будущем («битрубль»«rucoin» или еще «как-нибудь»), сегодня как никогда близка к осуществлению. Сейчас финансовые власти РФ реально рассматривают введение в оборот российской криптовалюты. Условно назовем ее «крипторубль». Возможно, теоретически, — это правильная тактика «мягкого» внедрения цифровой валюты в финансовый оборот страны. Но  предполагаю, что у будущего крипторубля, в отличие от его известных цифровых «братьев», будут серьезные ограничения (отсутствие анонимности и децентрализации), поэтому и запускать его во внутренний оборот никто не даст, равно как и майнить его на обычный криптоферме уже нельзя будет, т.к. сама идея процессинга на домашних компьютерах не вписывается в логику российской валютно-денежной системы.

Полагаю, что на начальном этапе внедрения котируемые на международном цифровом рынке валюты (Bitcoin, Litecoin, Ethereum и многие другие) могут быть обменены по курсу (например, утвержденному ЦБ РФ?!) на крипторубль с какими-то ограничениями (лимитами по эмиссии, например), ну, а дальше крипторубль может быть переведен в наличные рубли.

По существующей в мире практике, внедрение криптовалюты занимает от четырех до шести отчетных дат (кварталов). Поэтому для отработки проекта опытного внедрения т.н. «крипторубля»и в дальнейшем его адаптации к финансовому рынку страны вполне реально было бы завести данный проект в Приморье. В дополнение к «порто-франко». Тогда бы это был значительный прорыв в реализации «дальневосточного экономического чуда»! По сути, во Владивостоке есть все необходимые интеллектуальные, регулятивные и технологические мощности для реализации этого проекта. Отработка технологии блокчейна мог бы взять на себя ДВФУ на острове Русский, а регулирование, сопровождение, внедрение и эмиссию крипторубля могло сопровождать Дальневосточное ГУ Банка России. Кроме того, все необходимые для данного предложения новые условия хозяйствования (ТОР, СПВ) уже присутствуют во Владивостоке! Еще один довод в пользу Владивостока заключается в том, что, если взглянуть года на 2-3 вперед и «крипторубль» делать не локальным (деревянным), а универсальным средством платежа и инвестиций, — то целесообразно было сразу отработать «крипторубль» на биржевых площадках соседних стран (Корея и Япония), находящихся в одном с Владивостоком часовом поясе. И это является весьма серьезным аргументом.

http://goldenmost.ru/primore-kak-vorota-dlya-kriptovalyut/

НАШИ ПАРТНЕРЫ
ZRP_logo_final
МИРОВОЕ ВРЕМЯ
  • CEST: 2018-07-20 10:20
  • MSK: 2018-07-20 11:20
  • +10: 2018-07-20 18:20
  • IDT: 2018-07-20 11:20
  • +08: 2018-07-20 16:20
  • EDT: 2018-07-20 04:20