Ползучий передел.

Первое полугодие 2018-го для финансовой сферы Дальнего Востока выдалось не совсем удачным. В конце апреля прозвучала новость о санации благовещенского Азиатско-Тихоокеанского банка (АТБ) и отзыве лицензии у крупного регионального страховщика «Дальакфес» (Владивосток). А 25 мая Центробанк принял решение отозвать лицензию у банка «Уссури» (Хабаровск).

Что же происходит? Чего ждать остальным подобным институтам, работающим в Дальневосточном округе?

А происходит вполне ожидаемое: «зачистка» финансового сектора, приведение его к единому, более или менее цивилизованному, знаменателю. Время «махновской вольницы» на этом рынке, отголоски которой нет-нет да долетают до нас из середины 90-х годов прошлого века, закончилось. На смену «феодальной раздробленности» приходит совершенно естественный процесс укрупнения и централизации. Действительно, государство должно иметь возможность контроля над сферой кредитно-финансовых услуг, иначе оно называется уже не государство, а как-то по-другому.

 

Но то, что произошло, — и хорошо, и плохо. Почему хорошо — я уже сказал. Почему плохо? Уход любого регионального финансового института с рынка, будь то банк или страховая компания, всегда означает в итоге ухудшение конкуренции. Хотя, действительно, в дальневосточном регионе все нагляднее просматривается тенденция к росту доли на рынке крупных банков с государственным участием. По понятным причинам, прежде всего по критерию «финансовой мощности», конкуренция с госбанками со стороны региональных учреждений крайне затруднительна, если вообще возможна. Однако у последних всегда будет иметься один «джокер»: именно региональные банки сегодня обеспечивают доступность финансовых услуг на территории Дальнего Востока.

Есть еще один нюанс: за последние пять лет у дальневосточных банков отозвано почти в два десятка раз меньше лицензий, чем у их собратьев в других регионах РФ. Тем более что там (в других регионах) лишение банковских лицензий было связано прежде всего с отмыванием, обналичиванием либо с кэптивным характером деятельности («пылесос» депозитов у населения или проедание капитала). Оглядываясь на эти пять лет, можно сказать, что дальневосточные банки с отозванными лицензиями, в общем-то, были рыночными, но не «схемными», а утрачивали платежеспособность (не буду вдаваться в детали) по другим, часто внешним, причинам. Поэтому, по сути, все происходящее в дальневосточном банкинге, в том числе вытеснение с рынка мелких игроков, — очередные проявления так называемого ползучего передела в банковском секторе, уже много лет идущего в пользу государства и подконтрольных ему структур. Кстати, АТБ еще имеет огромный шанс возродиться и в случае докапитализации попасть в руки правильного собственника. Давайте подождем.

Другой вопрос, что два государственных органа — ЦБ и УФАС — должны исключить риски нестабильности в финансовой отрасли округа. На мой взгляд, они должны мгновенно реагировать на ситуацию в случае ухода какого-либо игрока и искать (предлагать) адекватную замену. А этого порой не происходит, считается, что рынок отрегулирует.

Большинство дальневосточных банков увеличило свою рыночную долю и показывает порой более высокую рентабельность, чем крупные федеральные игроки.

По большому счету, банковский бизнес на Дальнем Востоке остается достаточно рентабельным и перспективным, особенно в Приморском и Хабаровском краях, Сахалинской области. Вопреки прошлогодним тревожным прогнозам, большинство дальневосточных банков успешно приспособилось к изменившимся условиям. Они увеличили свою рыночную долю и показывают по некоторым кварталам порой более высокую рентабельность, чем крупные федеральные игроки. В качестве примера могу привести ипотеку. По сути, ипотека на Дальнем Востоке остается до сих пор драйвером розничного кредитования, хотя кредитные портфели, которые раньше занимали 80-90 процентов в структуре доходов региональных банков, сейчас упали до 50-60. Однако РКО (расчетно-кассовое обслуживание) и комиссионное обслуживание клиентов — это уже новый этап эволюции, при этом в некоторых дальневосточных банках по итогам первого квартала данный показатель подходит к доле 25 процентов в структуре совокупных доходов. Пожалуй, вывод напрашивается сам собой и говорит об эффективности регионального банковского менедж­мента и расторопности собственников банка.

Хочу напомнить, что совсем недавно озвучивалась идея разделения банков по территориальному признаку. Было предложено называть их федеральными и региональными. По моему мнению, такое разделение может привести к искажению структуры региональных финансовых рынков и ухудшению конкурентной среды. Сегодня в пяти процентах сел и деревень Дальнего Востока финансовые услуги практически недоступны. Без участия региональных банков снижение доли таких зон в малонаселенных и труднодоступных районах ДФО, на мой взгляд, невозможно. Поэтому регулятор и УФАС должны держать руку на пульсе при надзоре за финансовым сектором региона, чтобы ни в коем случае не создать ограничение доступности услуг бизнесу и жителям, потому как это приведет к немедленному удорожанию тех самых услуг.

Инфографика: Рафаэль Зарипов/РГ
 
 
 
 
НАШИ ПАРТНЕРЫ
ZRP_logo_final
МИРОВОЕ ВРЕМЯ
  • CEST: 2018-09-25 01:10
  • MSK: 2018-09-25 02:10
  • +10: 2018-09-25 09:10
  • IDT: 2018-09-25 02:10
  • +08: 2018-09-25 07:10
  • EDT: 2018-09-24 19:10