Статистика

Александр Огневский: «Начиная с сегодняшнего дня можно констатировать – свободы прессы в Приморье нет!»

Иск со стороны Роскомнадзора о закрытии газеты «Примрепортёр» наглядно демонстрирует «двойные стандарты» в правоприменительной практике?

Сегодня, 5 сентября 2018 года, в Первореченском районном суде г. Владивостока тихо и незаметно случилось знаменательное событие – приморской прессе (не всей, конечно, а пока отдельной её части) указали на то место, которое она, наверное, и должна занимать – быть статистами и, в случае «наездов» проверяющих активно не обороняться.

А случилось вот что. Жила-была в Приморье газета, с периодичностью выхода 1 раз в год. Вдумайтесь: один раз в год, 8 страниц формата А3. Называется эта газета «Примрепортёр». У газеты есть свой официальный сайт – www.primrep.ru , на котором практически каждый день печатают материалы правозащитной направленности, в том числе – довольно часто, материалы из «Золотого моста». Коллеги из газеты «Примрепортёр», чаще всего по просьбе журналистов «Золотого Моста», ходят на судебные заседания, чтобы делать судебные репортажи. И вот примерно месяц назад от Управления Роскомнадзору по Приморскому краю, которое надзирает за законностью работы СМИ, поступает исковое заявление. Управление просит ликвидировать газету по двум причинам: газета более года не выходила (хотя календарный 2018 год еще не окончен), и что устав редакции вовремя не был передан проверяющим. Про второе сразу скажем – забыли. Бывает такое. Когда в редакции работают два с половиной человека – это сделать нетрудно.

Как рассказал Александр Огневский, который является учредителем газеты «Примрепортёр», при прочтении административного иска у него возникло ощущение нереальности происходящего.

 Александр Огневский, учредитель газеты «Примрепортёр»:

 — Самое очевидное, что бросилось в глаза: требования об устранении выявленных нарушений отправлены мне Управлением Роскомнадзора 16 июля 2018 года, а административный иск о ликвидации газеты «Примрепортёр» — 13 июля 2018 года, на три дня раньше. Странная хронология: сначала на меня подают иск в суд, а потом я должен устранить нарушения. Но при этом судебный процесс всё равно будет происходить – независимо от того, устраню я нарушения или нет. И даже, если я их устраню, все равно есть вероятность, что газету все-таки закроют.  У меня возник второй вопрос – а как получилось, что о проводимой проверке не знал ни я сам, как учредитель газеты, ни главный редактор? Оказывается, в положении об Управлении Роскомнадзора по Приморскому краю есть такой пункт, с номером 8.8, который дает возможность сотрудникам Управления проводить проверки в отношении организаций и лиц, не уведомляя эти организации и этих лиц. Однако этот пункт входит в явно противоречие  ч. 2 ст. 24 Конституции РФ, которая гласит: «Органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом». В данном случае, напрямую затрагиваются мои права и свободы, связанные с осуществлением профессиональной деятельности и высказывания своего мнения в своей газете. Газета «Примрепортёр» в данном случае является не только средством выражения своего мнения, но и имуществом, поскольку на её выпуск в 2017 году я потратил свыше 20 тысяч рублей. На мой взгляд, логика тут проста: если нарушаются мои конституционные права в ходе проверки, то сама проверка является незаконной и все ее результаты подлежат отмене.  Неужели получаются какие-то «двойные стандарты»: мне нарушать статьи «Закона о СМИ» нельзя, а проверяющим игнорировать требования статьи 24 Конституции РФ – можно? А ведь Коституция – основной закон государства.

 Как рассказал Александр Огневский, 5 сентября 2018 года у судьи Первореченского районного суда г. Владивостока Александры Лесниковой начался процесс по данному делу. Ответчик в лице Александра Огневского не только не признал вину, сообщив о том, что проверка газеты «Примрепортёр» проводилась с нарушением его конституционных прав, но и сообщил о том, что собирается заявить ходатайство о проведении видеосъемки всего судебного процесса. И получил отказ – судья Лесникова сообщила, что видеосъемку она не разрешит, что на этом процессе достаточно аудиозаписи.

Александр Огневский:

 — Я сообщил судье Лесниковой, что собираюсь организовать видеосъемку процесса судебного заседания, чтобы потом передать эту видеозапись в учебные заведения – в ДВФУ и ВГУЭС, которые проводят обучение будущих журналистов. Этот, бесспорно, ценнейший судебный видеоматериал станет прекрасным учебным пособием и для тех коллег, которые не являются студентами. Готовая работа над ошибками – «Как не нужно выпускать газету». Когда еще можно увидеть полное выступление представителей Роскоманадзора, и не менее полное – мое? Судья отметила: она не против присутствия других журналистов, как слушателей, но видеосъемок в этом судебном заседании не будет. Так что, господа журналисты, милости прошу на этот акт «публичной порки». Пусть даже и без видео.   Мне скрывать нечего: я буду отстаивать свою газету до конца, а, если её закроют, то я зарегистрирую новую, еще более «зубастую».  Ведь можно аннулировать регистрацию газеты, но аннулировать правду нельзя. Хотя запрет на видеосъемку – это, на мой взгляд, очень плохой знак. Ведь если я являюсь нарушителем, если газету с вероятностью в 95% закроют, то, что там можно скрывать?  Я уже давно публичный человек, проиграть суд не боюсь – уж не в первый раз со мной случается такой конфуз, что в судебной инстанции я не могу доказать свою правоту. Не мы такие – страна такая. Но вот конкретно в этом случае, по моему мнению, с сегодняшнего дня можно констатировать — свободы прессы в Приморье уже нет . Свободной прессе (если вы хотите снять открытый судебный процесс на видео), наверное, в этот во Владивостоке указали её четкое место – если с видеокамерой, то за дверь. А вот, если без видеокамеры – милости просим в кабинет.  Я искренне надеюсь, что руководство Приморского краевого суда не разделяет позицию запрета на видео в открытом процессе: в конце концов, снимали же громкие процессы по приговорам для чиновников и «приморским партизанам», почему здесь нельзя?  

 Кстати, Александр Огневский также сообщил, что месяцем ранее он отправил жалобу на нарушение своих конституционных прав в ходе проверки газеты «Примрепортёр» в прокуратуру Приморского края. Оттуда, за подписью первого заместителя прокурора Приморского края В.Р. Шайбекова, письмо с номером 7-р-2018/3305/14654-18 от 13.08. 2018 года уже направлено в центральный аппарат Роскомнадзора. А это значит, продолжение следует. Поможет ли газете прокуратура? Поможет ли газете Конституция?

На фото. Александр Огневский: «Ну, хотя в здании Первореченского суда пока «селфить» можно. А то и это запретят!»

http://goldenmost.ru/aleksandr-ognevskiy-nachinaya-s-segodnyashnego-dnya-mozhno-konstatirovat-svobodyi-pressyi-v-primore-net/

НАШИ ПАРТНЕРЫ
ZRP_logo_final
МИРОВОЕ ВРЕМЯ
  • CEST: 2021-10-27 01:53
  • MSK: 2021-10-27 02:53
  • +10: 2021-10-27 09:53
  • IDT: 2021-10-27 02:53
  • +08: 2021-10-27 07:53
  • EDT: 2021-10-26 19:53