Без паники. Но не расслабляйтесь

В 2008-м выручил саммит АТЭС, в 2020-м поддержит ФНБ

Электронная версия газеты «Владивосток» №4663 (6368) от 24 март 2020

Из-за разбушевавшегося коронавируса мировая экономика на грани кризиса, который, по оценкам экспертов, может оказаться не менее серьезным, чем тот, что охватил планету в 2008-м. И хотя пандемия больше всего захватила Европу и Китай, экономическая рецессия грозит всему миру. Правительство РФ анонсировало и уже ввело ряд антикризисных мер, которые позволят поддержать финансовый рынок, отрасли, а также регионы в части решения социальных вопросов. 

Насколько эти меры способны помочь региональному бизнесу и какому именно, а также населению, комментирует председатель НП «Лига финансовых институтов» Александр Ивашкин.

– Если вспомнить кризис 2008 года, то Приморье прошло его, наверное, лучше всех из регионов России. С 2008 по 2012 год Владивосток буквально был залит федеральными деньгами, которые шли на строительство объектов саммита АТЭС-2012. Пожалуй, время саммитовских строек было золотым для современного Приморья, и тогда вливание федеральных средств всего лишь в одну (строительную) отрасль явилось своеобразным толчком к развитию сопутствующих бизнесов, в том числе малого и среднего (МСБ). 

На этот раз помощь придет с другой стороны – предпринимателей поддержат налоговыми послаблениями. На днях премьер-министр Михаил Мишустин принял решение ввести трехмесячный мораторий – начиная с марта – для субъектов малого и среднего предпринимательства на выплату страховых взносов, а также отсрочку для них уплаты арендных платежей. Для Приморья эти меры поддержки особенно актуальны, поскольку во многом наша экономика создается малыми и средними компаниями. Так, по данным Приморскстата, на протяжении многих лет доля только малого бизнеса в валовом региональном продукте достигает 35 %, в обороте оптовой и розничной торговли и общественного питания – более 60 %. В нашем крае почти нет крупного бизнеса, именно «прописанного» в регионе. А те компании, что формально приписаны к «крупняку», по российским меркам – семечки. Ведь основные плательщики налога на прибыль в России – нефтегазовые и металлургические концерны.

– А рыбная отрасль Приморья? Почему она не значится в списке «крупняков»?

– В советские времена рыбная отрасль была единым комплексом по снабжению страны рыбопродукцией, которая тянула за собой все судоремонтные, транспортно-перегрузочные и рыбоперерабатывающие предприятия. Почему сейчас она не является тем самым паровозом? Сегодня предприятия этого комплекса раздроблены на мелкие компании, которые разошлись по частным рукам. Хотя, конечно, более-менее крупные фирмы есть. В Приморье их осталось немного – около трех десятков предприятий из рыбных и портово-перегрузочных отраслей, но саммитовские стройки никак на них не сказались. Да и поддержка государственная им не потребовалась – ни в самый разгар кризиса 2008 года, ни, как полагаю, сейчас. Потому как их товары (сырец-рыбопродукция) и услуги (хранение и отгрузка угля, нефти и пр.) и есть живая валюта, которая во все времена пользовалась огромным спросом на рынках АТР.

– Помогать государство должно прежде всего тем предприятиям, кто честно платит налоги? 

– И создает рабочие места. У меня есть данные за 2018 год. Так вот, федеральных налогов и сборов приморский «крупняк» уплатил 6,5 млрд руб. за год. Это НДС, акцизы, налоги на прибыль, на добычу полезных ископаемых, налоги и сборы за пользование природными ресурсами. А приморские представители МСБ, находящиеся на упрощенной системе налогообложения, во все уровни бюджетов внесли почти 25 млрд руб. Поэтому давайте поговорим прежде всего о поддержке тех, кто полезен более всего бюджетам, об МСБ.

– Совет директоров Банка России 20 марта принял решение сохранить ключевую ставку на уровне 6 % годовых. Как это отразится на состоянии рубля, ипотеке и потребительских кредитах?

– Строить какие-либо прогнозы относительно будущих действий Банка России в настоящее время крайне сложно. Дальнейшая траектория денежно-кредитной политики будет зависеть от масштабов сокращения спроса (как на внутреннем, так и на внешнем рынке) и степени ускорения инфляции. При этом очень важно понимать, что следующее заседание совета директоров ЦБ по ключевой ставке состоится сразу после дня голосования 22 апреля, а именно 24 апреля. Можно смело ожидать как сюрпризы, так и подвохи. Но легко, думаю, после никому не будет.

– Как сами в Центробанке объясняют такое решение? 

– Во-первых, регулятор старается не провоцировать рост инфляционных ожиданий, а во-вторых, дает себе больше времени для сбора и анализа информации. 

– Кто от этого решения ЦБ РФ выиграл в первую очередь? 

– Такая шестипроцентная ключевая ставка дает гулять рублю в широчайшем диапазоне от 75 до 99 руб. за доллар. Поэтому, разумеется, такое положение вещей выгодно тем структурам, которые отвечают за формирование доходной части государственного бюджета. Согласитесь: чем ниже курс рубля, тем больше будет рублей от нефтяных поступлений, и за одну и ту же нефть можно получить больше рублей, чем получили бы при более высоком курсе. 

– В недавно опубликованном отчете Банка России отмечается, что средняя ставка по кредитам до года – 14,58 %, а больше года – 11,96 %. Доходность по рублевым депозитам – 5,27 %. Как будет сейчас? 

– Думаю, что процентная ставка по кредитам увеличится, а по вкладам физлиц снизится, включая долларовые.

– А по ипотеке? 

– Ипотечные ставки сейчас находятся на низком уровне. Если брать 15 крупнейших отечественных банков, средние ставки по ипотеке на первичном рынке – 8,73 %, на вторичном – 8,78 %. Но надеяться на их дальнейшее снижение в ближайшее время не стоит – выдача длинных жилищных кредитов по нынешним ставкам может в какой-то момент стать убыточной.

– По-вашему мнению, можно ли закрыть возникшие проблемы из-за пандемии Фондом национального благосостояния, выплачивая из его резервов на социальные обязательства? 

– Проблема в том, что на деньги ФНБ будут претендовать многие предприятия, теряющие доходы. На эти деньги уже сейчас претендуют транспортники. Под ударом, по сути, весь пассажирский транспорт. Следом идут турфирмы, «харчевни», гостиницы, весь бизнес, связанный с перемещениями людей, экскурсиями, поездками в отпуск. А это уже наполовину отраслевая принадлежность к малому и среднему бизнесу, в Приморье это именно так. 

– Какие основные меры могут быть еще приняты для поддержки малых компаний? 

– Если и будут приняты, то в большей степени вероятности они сконцентрируются на двух направлениях – налоговые послабления и обеспечение длинных дешевых кредитов для удержания плавучести предприятий с одновременным прекращением любого административного «кошмаривания» бизнеса проверками.

Понимаю также публичную озабоченность чиновников поддержать крупный бизнес и госкомпании. Но они, в отличие от «малышей», все же пока еще в состоянии профинансировать дополнительные издержки, в то время как подавляющее большинство мелких фирм финансируют свою деятельность из оборота.

– Какова может быть, по-вашему, действенная помощь для малых и средних компаний?

– Любой предприниматель, которому будут нужны деньги для оплаты аренды, выплаты зарплат и других расходов, должен получать кредит на хороших условиях – в пределах ключевой ставки ЦБ с полугодовой (годовой) отсрочкой выплаты тела кредита. Это прежде всего точки общепита (кафе, рестораны) и мелкая продуктовая торговая сеть. Меня очень серьезно беспокоят наши культурные учреждения. Именно они создавали всегда имидж Владивостоку и помогали поднимать образовательный уровень граждан. Они сейчас в непростой ситуации. Музеи, галереи, театры могли бы надеяться на получение разовых грантов из федеральных или местных источников. Хотя бы на период неожиданно наступившего мертвого сезона. 

Помимо послаблений, введенных федеральными властями, местные и краевые депутаты полномочны принять решения об освобождении от уплаты некоторых видов налогов всеми предприятиями, производящими «пищевку» и торгующими ею, включая фермерские хозяйства. А тем частным домохозяйствам (молодым семьям), которые столкнулись уже с финансовыми трудностями, разрешить отсрочку платежей по основному долгу на три-четыре квартала по ипотечным кредитам. 

Проведенный нами экспресс-анализ нынешних заемщиков в Приморье уже сейчас показывает риски неплатежей граждан и компаний из разных отраслей и секторов экономики. Возможно также, что в нынешней ситуации предприятия будут вынуждены набирать заемные средства, чтобы попытаться сохранить производство и рабочие места. Но смогут ли потом рассчитаться с банками, избежать банкротства в дальнейшем? 

Считаю, что именно на местах, силами региональных властей надо принимать меры для поддержания таких предприятий. Ведь нет ничего хорошего в том, что люди (из-за банкротства предприятий) будут сидеть по домам и не производить ВРП. Тогда будут сокращаться доходы местных бюджетов: нет работы – нет налогов. 

– То есть надо быть готовым к тому, что экономика Приморья будет сжиматься?

– Не только Приморья. Надо помнить: экономика развивается лишь тогда, когда есть куда инвестировать средства. Когда денег полно, а вкладывать некуда, нет перспектив у такой экономики. Вы можете получить дешевый длинный заем, но в условиях инфляции и обвала спроса потребителя на вашу продукцию (услугу) что с этими деньгами делать? А дальше легко прогнозировать, что будет снижаться спрос на какие-то другие товары (услуги), которые эти отрасли потребляли. И возникнет эффект домино. Сначала падает одно, потом другое и третье…

Фото из архива «В»

Автор: Татьяна ЯРМОЛЕНКО

https://vladnews.ru/ev/vl/4663/126378/paniki_rasslablyaytes

НАШИ ПАРТНЕРЫ
ZRP_logo_final
МИРОВОЕ ВРЕМЯ
  • CEST: 2020-09-29 20:04
  • MSK: 2020-09-29 21:04
  • +10: 2020-09-30 04:04
  • IDT: 2020-09-29 21:04
  • +08: 2020-09-30 02:04
  • EDT: 2020-09-29 14:04