WEF И ПЯТЫЙ ВЭФ, «ЕДИНОРОГИ» И ИНВЕСТИЦИИ В ДВФО.

В прошлом месяце был опубликован рейтинг индекса глобальной конкурентоспособности, который ежегодно составляет Всемирный экономический форум (ВЭФ, World Economic Forum, WEF). РФ в данном рейтинге осталась на 43-м месте среди 141 страны. Лидером в этом списке в 2019 году стал Сингапур, второе место заняли США, третье — Гонконг. В пятерку также вошли Нидерланды и Швейцария. Что определяет инвестиционный климат в той или иной стране, какова вероятность улучшения инвестклимата и создания юниконов (т.н. «единорогов») на Дальнем Востоке России, какие тренды в финансовой отрасли сегодня являются определяющими? Об этом и другом наше интервью с Председателем НП «Лига финансовых институтов» Александром Ивашкиным (Владивосток)недавно посетившим Сингапур в составе группы экспертов.

 — Вначале хотел бы напомнить, что данный рейтинг существует с 1979 года (уже как 40 лет), а современная методология исчисления индекса глобальной конкурентоспособности GCI (Global Competitiveness Index) используется с 2005 года и включает 12 показателей конкурентоспособности. При этом данные показатели аккумулируются на основе открытой информации, а также с учетом мнений нескольких тысяч экспертов из более чем 100 стран мира.

 Что касается нашей страны, то как следует из Доклада ВЭФ у нас произошло заметное улучшение макроэкономической среды: рецессия 2015 года осталась позади, инфляция находится на достаточно низком уровне в 3%, а состояние государственных финансов оценивается как весьма устойчивое.

Кроме того, присутствие нашей страны в верхней половине рейтингов отмечается для таких индексов, как «Размер рынка» (6-е место), «Внедрение информационных технологий» (22-е место), «Инновационный потенциал» (32-е место), «Макроэкономическая стабильность» (43-е место), «Инфраструктура» (50-е место), «Динамичность бизнеса» (53-е место), К сожалению, в нижней половине рейтингов мы оказались по таким факторам конкурентоспособности, как «Общественные институты» (право собственности, независимость судов, свобода СМИ -74-е место), «Эффективность рынка товаров и услуг» (87-е место), «Развитость финансовой системы» (95-е место) и «Здоровье» (97-е место.).

Что касается Сингапура, так резко обогнавшего США в этом рейтинге и ставшего самой конкурентоспособной страной в мире в 2019 году, то Сингапур — это своеобразная стрелка к компасу для тех, кто хочет достигнуть такого же процветания, как это островное государство, которое подняло свою экономику на высочайший уровень, делая при этом для своих граждан порой больше, чем они ожидали- имею ввиду их увеличение продолжительности жизни. Хотя необходимо уточнить: США по-прежнему остаются «мировым центром инноваций» и наиболее конкурентоспособной, наиболее крупной экономикой в ​​мире…

-…Даже несмотря (из того же доклада ВЭФ) на перспективы будущего дефицита в США профессиональных компетенций…?

-…думаю, что поиск квалифицированных сотрудников по всему миру для них никогда не составит труда хотя бы потому что большинство стартапов (их еще называют «юникорны-единороги»), оцениваемых в один миллиард долларов, начинают свое развитие именно там.  Для ваших читателей поясню, что термин «единорог» (англ- unicorn) – это частная компания-стартап, оцениваемая в $1 млрд и выше, которая подтвердила сделку с капиталом (cash in или cash out).


ВПЕРВЫЕ ТЕРМИН UNICORN – «ЕДИНОРОГ» БЫЛ ИСПОЛЬЗОВАН В 2013 ГОДУ ВЕНЧУРНЫМ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕМ, ОСНОВАТЕЛЕМ «COWBOY VENTURES» АЙЛИН ЛИ (AILEEN LEE), ВЫБРАВШЕЙ ЭТО МИФИЧЕСКОЕ ЖИВОТНОЕ КАК ЯРКИЙ ОБРАЗ ДЛЯ ПРЕДСТАВЛЕНИЯ СТАТИСТИЧЕСКОЙ РЕДКОСТИ ТАКИХ УСПЕШНЫХ КОМПАНИЙ.


 По данным CB Insights, в «мировой клуб единорогов» на 1 ноября 2019 года входит 414 компаний, подавляющее большинство их обладателей приходится на Китай и США. В совокупности эти две страны только за этот год дали около 65% пополнения мирового клуба единорогов новыми компаниями! Хотя, ещё в марте 2019 г. исследовательская организация Dealroom анонсировала четыре новых европейских «единорога»: Veeam, Luxoft (оба из Швейцарии), Collibra (Бельгия) и eMAG (Румыния).

Упреждая ваш вопрос о российских «единорогах», отвечу так —  их пока всего три. Опять же согласно European unicorn landscape к российским «единорогам» можно отнести три компании -Avito, Yandex, ВКонтакте (Mail.ru Group) .Это как раз те, которые созданы у нас, работают здесь, платят налоги и защищены российской юрисдикцией. При этом не суть важно, в  каких пропорциях находятся  их голосующие акции.

— Но ведь, как следует из доклада ВЭФ, Россия улучшила позиции в индексе «Инновационный потенциал» благодаря улучшению качества научно-исследовательских институтов и постоянному уровню расходов на R&D (Research and Development) — 1,1% ВВП. Инновации также поддерживаются внедрением информационных технологий благодаря особенно быстрому распространению интернета, который доступен 81% населения…

— Вместе с тем, менее позитивным моментом стало ухудшение профессиональной подготовки в РФ — качества персонала и управления, особенно это наглядно видно на Дальнем Востоке. Из того же доклада ВЭФ по индексам это выглядит так – «Высшее образование и профессиональная подготовка» (54-е место), «Эффективность рынка труда» (62-е место). По моим оценкам есть прямая зависимость числа «юникорнов-единорогов» от добротного инвестиционного климата в той или иной стране.

— Поясните?

— Практически все активно растущие стартапы основаны на венчурном капитале, а их дальнейшие перспективы могли быть связаны со слияниями и поглощениями (как, например, компания WhatsApp, которую в 2014 купил Facebook за $19, 3 млрд) или с выходом на IPO для дальнейшей торговли их акциями на биржах. Совокупная кумулятивная стоимость всех 414 стартапов-единорогов мира  по состоянию на 1 ноября 2019 года составляет $1.292 трлн, а суммарный объем привлеченного ими финансирования достигает более $300 млрд. Для сравнения — прогноз показателя валового внутреннего продукта   РФ  на 2019 год  – 105 820,00 миллиардов рублей или $1.612 трлн.

— На пятом Восточном экономическом форуме (ВЭФ), который прошел во Владивостоке в сентябре, говорилось о привлекательности макрорегиона ДВФО для бизнеса и инвестиций. Насколько это правдоподобно?

— О том, что инвестиционный климат Дальнего Востока пока что по-сути существует исключительно в рапортах  чиновников – прискорбный факт.  Сколько бы нам не рассказывали о многомиллиардных «протоколах намерений», подписанных на всех пяти уже ВЭФах, дальше разговоров мало что продвинулось. Те же бюрократы с КРДВ («Корпорация развития Дальнего Востока»),из года в год  передергивают фактуру статистики, когда в своих отчетах по итогам каждого ВЭФа  говорят  о «законтрактованных», а не реальных инвестициях. Та же ситуация с информацией о количестве созданных рабочих мест: статистику КРДВ публикуют на основании бизнес-планов резидентов ТОР и СПВ, которые оценивают потенциальное число необходимых им работников.

Инвестклимат региона оставляет желать много лучшего, так как единственным критерием оценки принятых на ВЭФ практических шагов по развитию НУХ (новых условий хозяйствования — ТОРы, СПВ, офшор и др.) являются все те же ПИИ (прямые иностранные инвестиции), которых очень и очень мало в ДВФО, а вливания венчурного капитала в дальневосточные технологические компании в нынешних условиях не предвидятся — потому как таких компаний просто нет.

Поэтому объем ПИИ в свободные экономические режимы Дальнего Востока соответствует уровню развития инфраструктуры и производительных сил в регионе. Отсюда качество регуляторной и операционной организации самих ТОР и СПВ  объясняет слабый интерес иностранных инвесторов. Добавьте ко всему этому отсутствие стабильных правил игры, которое  отпугивает иностранных инвесторов. Ведь у них есть огромный выбор вариантов для вложения капитала в СЭЗ близлежащих стран — КНР, Вьетнама  или Южной Кореи.    

  — И?

— ..И поэтому все надежды на экономический рост на Дальнем Востоке связаны сейчас только с государственными инвестициями. Которые хотя и есть, но порой разворовываются быстрее, чем достигают адресатов… А естественный прирост населения Дальнего Востока по оценкам демографов в ближайшие годы даже и в более отдаленной перспективе в принципе не может быть достигнут при реализации вариантов прогноза «высокая рождаемость», «рождаемость на уровне простого воспроизводства» и «инерция». Грустно, но Дальний Восток действительно вымирает и не сможет уже обойтись без миграционного прироста.

Хотя, будем справедливы — есть кое-какие успехи по незначительным «мелочам» в разработке сырьевых запасов. Это, конечно, большое достижение на фоне многочисленных провалов и фальстартов. Следовательно, для такого рода государственных инвестиций никакой инвестиционный климат особо и не нужен в ДВФО. Требуются только «контролеры» этого процесса (полпредство, губернаторы и другие), некоторые федеральные или местные организации (вроде АО КРДВ , ФРДВ (Фонд Развития ДВ), представительства АСИ (Агентство стратегических инициатив), ЦПП («Центр поддержки предпринимательства»), ЦРП («Центр развития предпринимательства»), АНО «Центр развития экспорта Приморского края», АНО «Инвестиционное Агентство Приморского края» и др.) имитирующие бурную деятельность в этом направлении, хороший PR, и некие «консультанты», которые бы знали в какие отрасли (или объекты наподобие злополучных гостиниц «Хаятт» во Владивостоке ) можно (и нужно) успешно (для себя) вложить (или «правильно» освоить) государственные деньги. Конечно, в этой стройной системе обязательно нужны Прокуратура и МВД, которые бы следили, чтобы государственные деньги не своровали те, кому это не положено. Либо, чтобы своровали хотя бы не всё.

Отсюда и результат такой «экономики» — люди с Дальнего Востока (по их уже устоявшимся оценочным ощущениям и мнению) просто бегут или вымирают.

— Вы только что сказали, что вряд ли международный венчурый капитал рискнет «вкладываться» в технологичные компании Дальнего Востока?

 — На протяжении ряда лет я состоял в группе экспертов Фонда содействия развитию малых форм предприятий в научно-технической сфере (Фонд содействия инновациям) по ДВФО. Фонд оказывал большую финансовую (порой с большим риском возврата) поддержку новаторам, ученым и предприятиям, которые занимались высокотехнологичными разработками с потенциалом коммерциализации. Большинство инноваций были разработаны институтами системы ДВО РАН и ВУЗами Дальнего Востока. На конкурс, как правило, ежегодно представлялись наукоемкие, высоко прибыльные, не имеющих аналогов в мире, технологии и проекты. Фактически, этот Фонд стал прообразом венчурного инвестора и своего рода инновационного лифта для ученых, инженеров и изобретателей. Но в 2016 году финансовая бюрократия его признала неэффективным и он что называется канул в Лету…  

Однако в этом году в России начал работать новый инструмент технологической и инновационной политики- Федеральный закон № 216, регулирующий создание и развитие инновационных научно-технологических центров, или «технодолин». Прогнозы вещь коварная, но с учетом близости Дальнего Востока к глобальному азиатскому рынку, при еще имеющихся интеллектуальных и человеческих ресурсах ДВО РАН и мощностях ДВФУ думаю 216-ФЗ позволит не только «причесать» весь имеющийся задел НИОКР  (Научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы-research and development), но и затормозить (про «остановить» я уже не говорю) утечку умов с ДВФО. Быть может он и поможет подойти к решению задачи создания своего «единорога»?  Очень бы не хотелось ошибиться. Дело за малым – кто, где и когда поднимет в ДВФО «флаг» 216-ФЗ?

— Какие выводы из этого интервью для Вас самые важные как эксперта в области финансов?

 — Эти выводы должны делать Ваши читатели. Но ведь мы говорили о рейтинге ВЭФ (WEF) с самого начала и о нашем месте в мировой шкале экономики. Поэтому главный вывод из анализа данного рейтинга — это присутствие уже сейчас по 12 индексам условий неравенства для развития 141 государства. Это неравенство как для их территорий, так и для самих граждан. Данный разрыв по рейтингу будет увеличиваться между теми правительствами, которые понимают преобразования, и теми, кто их не понимает. Наверное, скажу классическую аксиому из экономики, которая гласит об обязанности любого правительства(включая Конго, Йемен и Чад, замыкающих «список 141»), обеспечивать устойчивость экономики своей страны к внешним и внутренним шоковым факторам, создавая такую экосистему, в которой все участники экономических процессов на всех уровнях смогли получать свою выгоду от их внедрения. И тогда быть может на Дальнем Востоке РФ появится свой первый «единорог».

— Блиц-вопрос. Какой тренд в мире в финансовой отрасли определяющий сейчас?

 — Полагаю есть два тренда. Первый это то, что проекты по финансовой грамотности граждан во всем мире показали свою эффективность. Там, где есть подобные государственные проекты, благополучие граждан гораздо выше.

К Вашему сведению, с 2007 года Приморский край стал первым в России, где за зарубежные деньги был нашей организацией успешно реализован проект по финансовой грамотности населения в Приморском крае. Ну, а сейчас этим проектом занимается бюрократия и говорить об его успехах тем более в Приморье я бы не хотел, еще и потому, что Приморский край (как, впрочем, и все регионы ДВФО) были проигнорированы Минфином и Центробанком даже для включения их в общероссийский пилотный проект по финграмоте. Может еще и поэтому здесь люди беднеют?

Второй тренд — это цифровые услуги, хотя данный тренд коррелирует с первым. Последние три года сфера именно цифровизации и оказания финансовых услуг посредством современных IT- технологий стала доминирующим трендом в финансовой отрасли.

Владивосток-Токио-Сингапур-Джакарта-Сеул,                                          Сентябрь-ноябрь 2019 года 

http://eurasian-defence.ru/?q=eksklyuziv/wef-pyatyy-vef-edinorogi

НАШИ ПАРТНЕРЫ
ZRP_logo_final
МИРОВОЕ ВРЕМЯ
  • CET: 2019-12-07 20:59
  • MSK: 2019-12-07 22:59
  • +10: 2019-12-08 05:59
  • IST: 2019-12-07 21:59
  • +08: 2019-12-08 03:59
  • EST: 2019-12-07 14:59