Мелочи кредитной жизни.

1454934734_04_tema08

В течение последнего года набор кредитных продуктов, предлагаемых банками, был скорректирован, и сейчас на рынке представлена продуктовая линейка фактически образца 2009–2010 гг. Изменения коснулись в первую очередь двух групп предложений: кредитов для среднего и малого бизнеса и потребкредитов. Как банки меняют стратегию и кто в будущем сможет позволить себе взять займ — об этом «Главная тема номера».

Взрывная волна процентной бомбы

После нескольких лет тепличных условий существования, когда спрос в экономике обеспечивался за счет поступающей в край выручки офшорных компаний и больших социальных и инвестиционных расходов государства, работать бизнесу придется по более жестким правилам. Не в последнюю очередь это будет связано с ужесточением требований в сегменте корпоративного кредитования.

Начало текущего года не сулит ничего хорошего приморским компаниям и их кредиторам. Ухудшение макроэкономической ситуации и все еще существующий дефицит фондирования, возникший в результате международных санкций, не парализовали кредитование как таковое, лишь серьезно отразившись на объемах выданных кредитов юрлицам и индивидуальным предпринимателям. По данным Банка России, за последние два года сумма займов в Приморском крае упала на 122 млрд руб. (см. график № 1). Пессимизма добавляли другие факторы: отказ контрагентов работать с отсрочкой платежа, переход на предоплату, увеличение себестоимости импортных товаров. В результате объемы просроченной задолженности по кредитам приморских бизнесменов выросли более чем в два раза (см. график № 2). 

Великие риски

Основной причиной такого положения дел стал рост процентных ставок. По словам банкиров, в начале 2015 г. тарифы подросли сразу на 300–400 базисных пунктов. И сегодня величина средней ставки для бизнеса составляет около 17,8% годовых, максимальная ставка по кредитам для бизнеса достигает 34% годовых. На рынке есть ставки и выше, но банки предпочитают их не анонсировать. Правда, в течение предыдущего года ставки стабилизировались и даже в некоторых случаях показывали снижение. Однако и нынешний уровень процентных ставок для многих предприятий и даже отдельных отраслей является запредельным: маржинальность бизнеса не позволяет обслуживать такие займы. Фактически предприниматели могут получить финансирование от коммерческих банков только по строгим целевым программам МСП-банка или под гарантии гарантийного фонда.

Елена Новгородова, директор МКУ «Центр развития предпринимательства Владивостока»: «Сейчас банки опасаются выдавать кредиты без залога. Предприниматели тоже воздерживаются от рисков — откладывают в долгий ящик бизнес-идеи, замораживают проекты. Время наступило темное, смутное, основная задача — удержаться на плаву. Конечно, не обойтись без кредитов тем, кто работает на оборотных средствах — допустим, если ты оптовик и торгуешь стройматериалами, то вынужден регулярно закупать товар, чтобы у тебя были полные склады и прилавки. Предприниматели, у которых нет возможности предоставить банку залог, имеют право обратиться в Гарантийный фонд Приморского края — там есть государственные деньги, которые как раз гарантируют возврат этого кредита».

«2015 год был неоднозначным, и, к сожалению, у многих предприятий финансовые показатели демонстрировали нестабильность, некоторые показали убытки, — сообщила «К» Ольга Долматова, начальник отдела продаж ОАО «Роял Кредит Банк». — Риски очень велики. Как показывает практика, доля импорта в нашем регионе значительна, и поэтому многие предприятия нуждаются в кредитах для поддержания размера оборотных средств, а не для инвестиционных целей».

Падение заемщиков

Не менее, а, пожалуй, даже более важной, чем рост ставок, тенденцией на рынке кредитования стало ужесточение требований к заемщикам. И в этом плане развитие ситуации непредсказуемо. Общие принципы оценки банками качества заемщиков с наступлением кризиса не изменились. Банкиров во все времена в первую очередь интересовала их платежеспособность, способность бизнеса генерировать достаточные для обслуживания долга финансовые потоки. С этой точки зрения взять кредит сейчас стало значительно сложнее. Причем речь идет не о возможном повышении ставок для отдельных категорий заемщиков, а о принципиальном согласии банков вообще кредитовать их.

Максим Кривелевич, финансовый консультант, кандидат экономических наук, преподаватель ШЭМ ДВФУ: «Качество заемщиков сильно упало. Если даже нефть начнет расти завтра, то этот спад сохранится по крайней мере еще на протяжении двух кварталов, поскольку банки имеют дело с вашей отчетностью в обозримом будущем, и у них нет желания выдавать кредит клиенту, который будет «падать» еще какое-то время, а дальше уже начнется лотерея — хватит у него денег или нет. Причем многие клиенты ошибочно думают, что если имеют хороший залог, им просто обязаны выдать кредит. Но банк — это не риелторское агентство, не ломбард, ему не нужно ваше оборудование, два вагона женских сапог и т. д., ему нужны только деньги.

Поэтому в условиях, когда отчетность компаний, кроме считаного количества экспортеров, дышит на ладан, а количество, скажем так, «творчества» в ее составлении неуклонно растет, банки переносят скептический взгляд с тех, кто действительно мухлюет, на участников рынка, оказавшихся в одной отрасли с недобросовестными конкурентами, и тоже записывает их в рисковые. Если валится вся отрасль, то нет никаких гарантий, что вы не свалитесь вместе с ней — так думают банкиры».

В такой ситуации банкиры при анализе кредитных рисков склонны рассматривать не оптимистичные и даже не нейтральные, а негативные сценарии развития. Что, разумеется, отражается на том, какие проекты банки готовы финансировать. Кроме того, ужесточаются требования к обеспечению по кредитам: практически во всех случаях требуется залог, стоимость которого должна перекрывать объемы финансирования. При кредитовании под залог оборотных средств банкиры требуют, чтобы выручка предприятия формировалась за счет нескольких независимых контрагентов.

Александр Ивашкин, председатель Лиги финансовых институтов Приморья: «Типовое требование большинства банков, работающих в Приморье, примерно такое: оборотные (краткосрочные) кредиты погашаются за счет выручки действующего бизнеса, при этом кредитная нагрузка не должна превышать 120% от среднемесячной выручки. И второе: внеоборотные («длинные») — за счет прибыли действующего бизнеса, кредитная нагрузка — не более 70% от среднемесячной прибыли за период кредитования. Разумеется, обеспечение кредита — ликвидный залог с большим дисконтом. В нынешних условиях следует уже малому бизнесу забыть проектное финансирование, когда обеспечением служит сам реализуемый проект.

Поэтому, на мой взгляд, первый фактор, повлиявший на кредитование, — это падение покупательской способности потребителя (населения) и, соответственно, снижение сбыта продукции (услуг) среднего и малого бизнеса. Второй фактор — это скоринг-модели банков при выдаче кредитов, которыми они до сих пор оперируют, как будто мы живем в эпоху экономики роста. Ведь, по мнению большинства моих коллег, если у МСБ не растут обороты, значит, это уже некачественный заемщик для банка.

Третий — это сам залог при выдаче кредита. У малых и средних предприятий, как правило, надежного залога нет. Обычно торговые, производственные и складские помещения в аренде. Из основных средств у большинства МСБ присутствует только автотранспорт, а это рискованный и дорогой вид залога, к тому же к такому залогу применяется высокий дисконт (скидка от рыночной стоимости), добавьте сюда обязательную страховку. Это все приводит к удорожанию кредита и снижает его экономическую целесообразность».

gr01

Флажки на поле

Вместе с тем в нынешней ситуации пока нет ничего трагического. Приморские банки и филиалы инорегиональных организаций продолжают выдавать кредиты. Показатели, конечно, уже не такие оптимистичные, как пару лет назад, но все же деньги в банковской системе есть. Главный вопрос — вынуждает ли ситуация банки и клиентов договариваться, искать взаимовыгодные решения, реструктурировать долги с учетом реальных возможностей их обслуживания, находить комфортный график погашения долга, корректируя его с учетом выручки по контрактам и сезонности бизнеса?

Алина Карпинская, директор по массовому бизнесу дальневосточного «Альфа-банка»: «Кредитование, как и ранее, мы будем рассматривать в качестве дополнительного продуктового предложения для наших клиентов, во многом фокусируясь на транзакционном бизнесе. Будем действовать в стратегии «знай своего клиента», что значит — качество заемщика будет поставлено во главу угла при формировании кредитного портфеля в регионе. Средняя ставка для бизнес-кредитов в регионе сейчас и правда превышает 25%. Снижения на уровень ниже 25% мы не прогнозируем в 2016 году».

Денис Трофимов, директор ООО «УКС»: «Сегодня многие банки ввели требования по количеству уже действующих кредитов, например, не более трех. Иначе в кредитовании будет отказано. Понижен процентный порог по выплатам от оборота (прибыли), то есть, допустим, если на выплаты раньше допускалось 40% ежемесячной прибыли, то теперь 25%. Вместе с тем, если год назад банки занимали жесткую позицию по кредитным платежам, то теперь используют более гибкий подход к реструктуризации, кредитным каникулам, уменьшению ежемесячных платежей».

По словам экспертов, система оценки рисков останется глубокой. Будет, в частности, проводиться детальная оценка договорной базы, анализироваться контрагенты клиента: кто должен компании, кому должны они, реализуется ли принцип возвратности. Для повышения эффективности кредиторы стараются акцентированно расставлять «флажки на поле» повседневной деятельности заемщиков. Любое отклонение от планируемых показателей при принятии решений — причина актуализировать уровень риска.

Александр Ивашкин: «Подход к клиенту в 2016 г., думаю, изменится в сторону более качественной оценки кредитуемых компаний — будет обращаться пристальное внимание на учредителей и т. д., ведь банки не заинтересованы в наращивании убыточных портфелей. Здесь мы автоматически выходим на интересный вопрос — так кого же будут кредитовать прежде всего? Повезет торговле — оптовой, розничной. Что касается производственников, им всегда было нелегко, а сейчас и вовсе придется рассчитывать только на себя. У банков с госучастием действуют хорошие программы, направленные на поддержку сельского хозяйства, рыболовства, но все-таки эти отрасли имеют сезонный характер. Малый и средний бизнес сегодня оказался в сложной ситуации».

gr02

Потребности рынка

При этом на фоне снижения потребительского спроса и роста валютных рисков банки ужесточают подходы в высокорискованных секторах экономики, и наоборот, в выбранных приоритетных отраслях готовы наращивать кредитный портфель. Одним из самых перспективных на сегодня является рынок госзаказа.

«Рынок государственного заказа становится все более интересным не только для бизнеса, но и для банков, и сегодня исчисляется в триллионах рублей, — прокоментировал ситуацию Алексей Пастухов, начальник управления кредитования малого и среднего бизнеса ПАО «СКБ Приморья «Примсоцбанк». — Больницы, школы, подразделения МВД, детские сады, МЧС и прочие бюджетные учреждения при расходовании бюджетных средств с целью поиска наиболее выгодного предложения и борьбы с коррупцией осуществляют закупки любых товаров и услуг посредством размещения заказа в форме открытого конкурса.

И если обращения в наш банк за финансированием исполнения госконтрактов носят больше частный характер, то обращения за банковскими гарантиями показывают просто взрывной рост. Особенно показательным в этом отношении оказался декабрь 2015 года. В прошлом году такой активности на этом рынке не наблюдалось, но я думаю, в нашем случае это в первую очередь связано с тем, что на протяжении всего 2015 года мы проводили большую работу с бизнесом, активно участвующем в системе госзаказа, узнавали их требования, проводили семинары и в итоге практически полностью адаптировали наш продукт под потребности рынка. Дело в том, что по большинству выигранных контрактов в рамках № 44-ФЗ, № 223-ФЗ требуется предоставить обеспечение, которым могут служить либо денежные средства, либо банковская гарантия, так как не всем удобно замораживать свои средства (у нас сегодня средний срок гарантии 12 месяцев). А если учитывать тот факт, что можно вернуть стоимость большинства гарантий, просто положив средства на банковский депозит, продукт «банковская гарантия» становится все более востребованным. Есть на этом рынке и свои подводные камни для бизнеса. Сегодня на рынке присутствует ряд банков, существенную часть доходов которых составляет как раз выдача банковских гарантий, при этом выдача осуществляется,  что называется, «с закрытыми глазами» (у некоторых даже комиссия за выдачу уплачивается до принятия решения о предоставлении гарантии). Здесь при выборе партнера необходимо ориентироваться на известные банки, а не зарегистрированные где-нибудь, например, в Дагестане и не имеющие филиала во Владивостоке. Важно понимать, что в случае отзыва у банка лицензии (а когда речь идет именно о таких банках, которые по сути являются «пылесосами», это всего лишь вопрос времени) банковскую гарантию, выданную таким банком, придется заменить и, соответственно, платить комиссию заново. Учитывая, что стоимость гарантий в таких банках не дешевле, а иногда даже дороже, чем в вашем «домашнем» банке, желание сэкономить «здесь и сейчас» становится совсем нелогичным»

gr03

Кто адаптируется…

В целом внешние и внутренние факторы, которые влияли в 2015-м на сектор корпоративного кредитования, не изменятся и в 2016-м. Для банков по-прежнему будет приоритетным финансирование компаний с понятной и устойчивой экономикой бизнеса. Несмотря на то, что средний бизнес подвержен кризисным явлениям меньше, чем малый, банки будут охотнее принимать положительные решения о финансировании при наличии крупных контрагентов, так как именно они выступают гарантом надежности проекта и меньше подвержены кризисным тенденциям. На горизонте одного года на динамику кредитования бизнеса повлияют прежде всего стоимость банковского фондирования и поддержка МСБ со стороны государства.

Елена Бережнова, кандидат экономических наук, заместитель директора по образовательной и научной деятельности приморского филиала РАНХиГС: «Государство выделило средства для того, чтобы укрепить активы кредитных организаций. Ведь большую часть кредитного портфеля они до недавнего времени собирали за счет физических лиц. На сегодня способность физлиц выплачивать кредиты существенно ослабела, и банкам нужна подпитка. Что же касается кредитования бизнеса, то крупный уровень инфляции, обесценивание национальной валюты — работа с отсрочками банкам просто невыгодна. Они ставят скорее на «короткие» кредиты, чем на «длинные». Понятно, почему: во‑первых, «короткий» кредит всегда дороже, а во‑вторых, в текущее время сложно загадывать далеко вперед.

Есть и еще одна тенденция: в Приморье банки охотно отдают привилегии предприятиям, которые желают влиться в ТОРы и свободный порт, однако туда нужно заходить с инвесткапиталом не менее 5 млн руб. Но малый бизнес боится брать такие кредиты, ведь пока что с проектами все довольно непрозрачно. Да и вообще, о крупных инвестициях сейчас мало кто думает: все внимание направлено скорее на расплату с текущими долгами и платежами.

Какие компании первыми смогут адаптировать свою бизнес-модель к условиям резко изменившегося рынка, сократить лишние расходы и оптимизировать все процессы? Я думаю, что средние и малые предприятия — они могут быстро перестроить свой бизнес. Крупным предприятиям сейчас сложно, у них достаточно большие активы и составные в оборудовании, и если они производили что-то из иностранного сырья, которое сейчас выросло в цене, то им очень сложно перепрофилировать свое производство. А малые и средние предприятия (в основном малые) могут быстрее адаптироваться в постоянно меняющейся внешней среде. С другой стороны, кредитные организации действительно охотнее пролонгируют кредиты средним предпринимателям, чем малому бизнесу, ведь у первых активы посолиднее. Но в случае с Приморьем, если малый бизнес будет тянуться в ТОРы, в свободный порт Владивосток, заручится одобрением «Корпорации развития Дальнего Востока», то доверия к таким предприятиям у кредитных организаций будет больше. Согласна, что есть другая стороны медали у этой тенденции: бизнес, далекий от новых проектов, переживает охлаждение отношений с банками. Государство все-таки понуждает инвестировать в производство, и у него есть длинная стратегическая цель: привлечь новую рабочую силу и пополнить население Приморского края».


КОММЕНТАРИИ

Александр Хабибулин, директор ЗАО «Хабиба»: «Если проанализировать запросы банков, получится, что компания не должна нуждаться в займе, чтобы ей дали возможность его получить. Не так давно я получал овердрафт (кредит под обороты), и мне это удалось. Но сколько пришлось пройти инстанций, сколько заверить бумаг! К слову, моя компания на лучшем счету у банков, и я представляю, как тяжело «заслужить» кредиты молодым компаниям. Но паранойя банкиров понятна: в такое нестабильное время деньги могут и не вернуться. Что касается ставок, то и они оправданны, если учесть уровень инфляции. Но вот стоит только подумать о том, что у этих ставок есть все перспективы к дальнейшему росту, становится волнительно.

Если получить обычный кредит под бизнес сегодня сложно, то перекредитоваться — почти невозможно. Средняя ставка рефинансирования по Приморью сейчас 11–12%. Но банки отказываются перекредитовывать предприятия! Знаете, какой логикой они пользуются? А вот какой: если предприятие нуждается в такой услуге, значит, у него есть проблемы, и значит, давать ему кредит — опасно. Зато предприятиям, которые успешно функционируют и по сути в кредитах не нуждаются, банки так и норовят предложить свою кабалу. А компании сегодня делятся на два лагеря: в первом — те, кому повезло меньше всех, и со стабильных лет у них осталось много долгов, в особенности в валюте. Эти долги с них стараются выбить всеми правдами и неправдами! А во втором лагере — те, у кого долгов меньше. Им живется намного лучше, и именно к ним от банков обильно поступают предложения взять взаймы».

Сергей Корчагин, директор обанкротившегося магазина по продаже одежды из Европы (имя и фамилия изменены по просьбе собеседника): «В середине 2014-го мы вышли на рынок. Наш проект не был таким уж сложным с экономической точки зрения. Мы просто закупали качественную одежду из Германии у российского представительства в Москве, расплачивались долларами и перепродавали их здесь. Когда началось смутное время в конце 2014-го, по нашему карману били и повысившиеся закупочные цены, и стоимость аренды в торговом центре, но добили именно долларовые кредиты. Причем когда доллар вырос в два раза, мы умудрялись выкручиваться! Утонули только полмесяца назад: никакие ставки рефинансирования не помогли, и банк не шел на встречу, потому что наши сроки подходили к концу. В итоге продали все, что можно, взяли вырученное и отнесли в банк. Полное обнуление, никакого дохода! Качественному импорту в России сейчас — не малина».

Александр Рябов, коммерческий директор строительной компании «Армада»: «Не так давно мы хотели взять кредит, но все банки нам отказали. Несмотря на что, что репутация у нас хорошая: сдаем вовремя, платим тоже. Но, к сожалению, проектное обеспечение в нашем крае совершенно не развито, и банки требовали, чтобы мы сами сделали себе обеспечение на сумму кредита. А это миллиарды! Такие условия для нас невыгодны, поэтому мы обходимся собственными ресурсами и вкладами дольщиков. В банки с тех пор даже не суемся!»

gr04

Долговая пучина

В Приморском крае наблюдается лавинообразный рост просроченных кредитов и займов среди физических лиц. С 2013 г. их объем вырос почти в два раза, достигнув рекордных показателей — 11 млрд руб. (см. график № 2). Результат многократно превышает даже «смутный» 2009-й, когда мировой финансовый кризис вовсю обосновался в России (тогда просрочек было всего на 2,6 млрд руб.).

Потребительское кредитование продолжает стагнировать. Сектор вошел в пике, и пока не ясно, с какими потерями и когда из него выйдет. «На этом рынке стало работать намного сложнее», — признается Андрей Олейник, директор по розничному бизнесу ОО «Дальневосточный» «Альфа-Банка».

Основная проблема — рост плохих портфелей. «Просроченная задолженность россиян перед банками на 1 ноября 2015 г. достигла почти 870 млрд руб., а ее доля превысила 8%, что является рекордным значением за всю историю активного кредитования населения», — такие данные представлены в исследовании коллекторской компании «Секвойя Кредит Консолидейшн».

При этом просроченная задолженность физлиц перед банками растет рекордными темпами: с начала 2015 г. — на 30,5%, за годовой период — более чем на 35%, до 869,4 млрд руб. В обзоре говорится, что на сегодня уже каждый четвертый заемщик имеет проблемный кредит наличными, каждый шестой — по кредитной карте, каждый десятый — в сегменте автокредитования, каждый 25-й — по ипотеке. На кредиты наличными приходится около 50% всех действующих кредитов, на карты — 42%, на автокредиты — 2%, на ипотеку — 3,5%.

В классическом понимании избыточная закредитованность населения — это превышение допустимого уровня ежемесячного платежа по кредиту относительно ежемесячного дохода заемщика. В российской банковской практике принято считать, что доля расходов домохозяйств на обслуживание кредитов не должна превышать 50% от уровня доходов. Но, как показал опыт Южной Кореи, в которой в период 1999–2003 гг. стремительно надувался пузырь потребительского кредитования, даже уровень нагрузки в 20% от семейного бюджета может стать роковым и привести к параличу финансовой системы и серьезному спаду в экономике.

В России же не только уже превзойден указанный рубеж расходов на обслуживание кредитов, но приблизительно треть отечественных должников тратит на выплату процентов по кредитам больше 50% от своих трудовых доходов. Это позволяет смело говорить о том, что весьма существенная часть населения находится в состоянии долговой кабалы. А кредитная зависимость для них сродни наркотической — даже при желании они не в силах расплатиться по долгам.

gr05

Стоп улице

Чем это чревато для финансовой системы и как отразится на кредитной политике банков в 2016-м?

По словам опрошенных экспертов, потребительское кредитование в 2015 г. пострадало от кризиса больше всего. Буквально в одночасье этот сегмент банковского бизнеса остался без финансирования: ресурсы, которые в основном заимствовались на мировом рынке, стали недоступны. В результате в условиях кризиса потребительские кредиты приобрели статус высокорискового продукта, поскольку они не подразумевают залога, а также подтверждения целевого расходования средств. Реакция банков была незамедлительной — условия кредитования серьезно ужесточились: как к заемщикам, так и к предоставляемым ими документам стали предъявляться дополнительные требования, процентные ставки по ссудам начали расти, а процент одобрения кредитных заявок снизился «до плинтуса».

Упал спрос и со стороны самих заемщиков, которые оказались не готовы кредитоваться под повышенные процентные ставки (более 25% при самых благоприятных условиях), и поэтому старались максимально использовать собственные ресурсы. В результате объем выдачи кредитов населению Приморского края в 2015 г. упал до катастрофических показателей — до 64,8 млрд руб. Это почти в два раза меньше 2013 г. (см. график № 1).

Что в целом изменили банки в подходе к новым «посткризисным» заемщикам? Станислав Дужинский, аналитик «Банк Хоум Кредит»: «На протяжении 2015 г. при выдаче новых кредитов мы концентрировались на лучших клиентах из нашей базы, у которых, помимо достаточного уровня подтвержденного дохода, имеется хорошая кредитная история и низкий уровень совокупной кредитной нагрузки во всех банках. Было принято решение об ограничении выдачи более рисковым сегментам по срокам, суммам и продуктам. В настоящее время клиент «с улицы» может оформить только POS–кредит, поскольку данный вид относится к низкорискованным из-за сравнительно небольшой средней суммы, быстрой оборачиваемости и целевого использования».

Елена Рыжкова, пресс-секретарь ВТБ24 (ПАО) по Дальневосточному федеральному округу: «Отдельное внимание уделяется работе с рисками — мы отказались от нескольких наиболее рискованных кредитных продуктов, перешли на более тщательный анализ платежеспособности заемщика, усилили работу с проблемным сегментом, который вышел на просрочку. Потребительское кредитование — это одна из составляющих работы розничного банка, которая успешно работает в том случае, когда вся система четко отлажена.

ВТБ24 в 2015 г. ужесточил процедуру выдачи кредитов с целью снижения доли беззалогового кредитования клиентов «с улицы». Одновременно банк повысил активность в работе с «зарплатными» клиентами, а также продолжил совершенствование системы взыскания проблемной задолженности. Например, ВТБ24 по каждому заемщику определяет допустимый максимум ежемесячной долговой нагрузки. В зависимости от уровня заработной платы этот показатель варьируется от 25 до 60%. Это довольно консервативные цифры среди банков».

Порог ставки

Формирование цены каждого конкретного кредита зависит исключительно от рисков, принимаемых на себя банком. Высокая ставка компенсирует возможный риск в случае, если займ не будет возвращен. К высоким рискам относится, например, отсутствие у заемщика документов, подтверждающих доход, или «серая» зарплата. Так, кредиты по программам, не требующим подтверждения уровня заработной платы, облагаются более высоким процентом, в отличие от тех, где клиент приносит в банк справку с места работы. Также увеличивает риск невозврата кредита отсутствие обеспечения по кредиту. Плюс лепту вносят стоимость фондирования и процентная маржа самих банков. Но Банк России уже опубликовал среднюю по рынку полную стоимость кредита по всем видам займов. На этот раз мегарегулятор снизил полную стоимость кредитов по сравнению с тем, что было определено на четвертый квартал 2015 г. Особенно по целевым займам до 30 тыс. руб. Если сейчас реальная ставка по таким кредитам со сроком более 12 месяцев доходит до 56%, то с в 2016 г. ее ограничили 46%.

Алексей Нескромнюк, территориальный руководитель по развитию ключевых клиентов «Альфа-Банка» в г. Владивостоке: «Банки в 2016 г. будут испытывать еще больше ограничений в части потребительского кредитования, государство ограничивает предельную стоимость кредита для потребителей с 1 января 2016 г. То есть банки не могут брать проценты по кредиту выше определенного порога. Но при этом стоимость привлекаемых банком средств особо не изменилось по сравнению с 2015 г., деньги остаются дорогими. Риски невозвратов тоже не уменьшаются. А учитывая последнюю статистику по безработице, показывающую ее рост в России, можно с уверенностью сказать, что причин серьезно увеличивать объемы потребительского кредитования в 2016 г. нет».

gr06

Тариф незначительный

Введенные ЦБ ограничения привели к тому, что банки стали отказываться от некоторых кредитных продуктов. Первым под удар попало то самое POS-кредитование — за счет того, что такие кредиты просто и быстро оформляются, процент невыплат по ним тоже достаточно большой. И банки закладывают его в стоимость кредита.

Вообще, по мнению экспертов, ЦБ оказывает разное давление на разные типы кредитов. Одни, с точки зрения риска, условно «плохие», особенно необеспеченные кредиты наличными. И есть условно «хорошие» кредиты, например, ипотека. Вероятно, ЦБ сейчас пытается сократить долю «плохих» кредитов на рынке. По словам ведущего эксперта Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Михаила Мамонтова, такие меры ЦБ, скорее, будут все-таки оказывать оздоравливающее воздействие на рынок. По его словам, это скажется на ограниченном количестве банков, работающих с высокорискованными кредитами. «Банковскую систему это не убьет. Сейчас государству важно ограничить риски в банковской системе», — говорит эксперт.+

При этом уже практически все банки придерживаются жестких критериев в риск-менеджменте. Это дает банкам больший маневр при установлении риск-премии. Кроме того, сейчас все банки сконцентрированы на оптимизации собственных издержек, что также может благотворно влиять на стоимость предлагаемых ими кредитов. С учетом всей совокупности данных факторов можно предположить, что ставки по кредитам, при отсутствии существенных негативных экономических шоков, будут довольно стабильны, с тенденцией к некоторому снижению.

gr07

Анна Высоцкая, директор Дальневосточного филиала банка «Восточный»: «Существенных отличий в кредитах 2015 г. и 2016 г. не будет. Все изменения рисковой и продуктовой политики, отвечающей требованиям экономической ситуации и регулятора, банки осуществили в прошлом году. Банки будут строго оценивать платежеспособность заемщиков, запрашивать подтверждение доходов в виде справок о заработной плате и гарантии возврата в виде обеспечения по кредиту (залог имущества, поручительства). Суммы кредитов будут незначительными. Ипотечные программы в системообразующих банках сохранятся, но условия по ним очень зависят от программ господдержки.

Валютное кредитование в условиях девальвации рубля, по моему мнению, не будет востребованным. Причины очевидны — непрогнозируемость ситуации с курсом валют, а как следствие — отсутствие возможности просчитать реальную сумму расходов, которые семья будет нести каждый месяц. Пересмотр кредитов, взятых гражданами в валюте, возможен в двух случаях: если законодатель обяжет банки зафиксировать курс рубля на конкретной величине или если сам банк, просчитав сумму потерь по такого рода кредитам, примет это социально ответственное решение, разделив с клиентом бремя ответственности. Первое, на мой взгляд, вряд ли возможно: это поставит под угрозу финансовое положение целого ряда игроков. Второе уже сейчас реализуется некоторыми банками.

Спрос на кредиты, конечно, несколько снизился. Но от получения кредитов в первую очередь отказались ответственные и осторожные граждане, которые опасаются последствий своей неплатежеспособности и предпочитают сейчас снизить свои запросы, чем решать в будущем возможные проблемы с банком или коллекторами. Но большинство заемщиков идут по другому пути и, получив отказ в банке, обращаются в микрофинансовые организации. Полагаю, что ими движет действительно сильная потребность, учитывая, что средняя ставка по таким займам — около 1% в день».

gr08

http://konkurent.ru/osoboe-mnenie/1323-melochi-kreditnoy-zhizni.html

НАШИ ПАРТНЕРЫ
ZRP_logo_final
МИРОВОЕ ВРЕМЯ
  • CEST: 2019-08-22 22:46
  • MSK: 2019-08-22 23:46
  • +10: 2019-08-23 06:46
  • IDT: 2019-08-22 23:46
  • +08: 2019-08-23 04:46
  • EDT: 2019-08-22 16:46